February 19th, 2012

Тривиальное

В понедельник, в первый день после холодов обнажились из-под снега потери – помятая вялая, средних лет спросонья, грязно-бледная трава, мёртвые сухие бутоны на камелиях, так и нерасцветшие тряпичные крокусы.

Но на второй – выяснилось, что сваленные снегом нарциссы цветут лёжа, что на айве рядом с умершими цветами, отталкивая жёсткие серые их надкрылья, лезут новые бутоны, а сороки выстроили огромное гнездо на акации, которая в июне закидывает наше крыльцо лепестками.

Когда мы сегодня с Катей гуляли возле озёр, пришлось взять её на верёвку – она тянула к полурастаявшему льду, по которому между лужиц прогуливались утки.

На обратном пути мы повстречались с толстой доброжелательной лабрадорихой. Она всячески показывала Кате, что относится к ней с почтением и со всей радостью подставляет нос, хвост, бок – на тщательный обнюх – хвост ходил ходуном, зад подрагивал от волненья. И в конце концов, от полного избытка чувств лабрадориха уселась у Кати прямо под башкой, и не прекращая задохвостоверченье протянула Кате правую лапу, которая повисев немного в воздухе, мазнула Катю возле уха.

А дома, до темноты, сороки, живущие на тополе, отражались у меня в экране вместе с ветками и резкими облаками...