October 12th, 2012

(no subject)

Последние дни мне везёт на интервью с учёными, я ведь радио слушаю на бегу, по дороге на работу, или с работы, так что вечно всё хватаю по кускам.

Вчера вот попала на интервью с Мирославом Радманом, биологом с кучей всяких регалий, занимающимся старением.

И опять удивительно приятно было послушать. По происхождению он из Хорватии (он говорил, естественно, из Югославии – родился он в 44-м, и надо полагать, когда образовалась страна Хорватия, он уже давно жил в Париже).

Когда журналистка у него спросила, а не страшно ли пытаться увеличивать человеческую жизнь – и так перенаселение, где мы все поместимся – он ответил, что нет, не страшно, и вообще хватит пытаться останавливать те или иные исследования – это невозможно, движущая сила человечества – любопытство, и вопросы человек будет задавать, и пытаться на них отвечать будет, – такова его, человека, природа.

И  вообще надоело слушать про опасности науки. Атомная бомба – это не результат исследований, а применение результатов, а уж что и как применять – можно топор использовать для убийства, а можно и для того, чтоб дров нарубить (впрочем, про топор он не говорил).

...

Мне показалось, что занимающиеся наукой люди долго терпели, не говоря особых слов, это наступление мракобесия. Где-то оно проявляется в вере в колдунов вкупе с верой во вредность прививок и в силу молитв, где-то всего лишь в точке зрения, что науки нам нужны исключительно прикладные, а ещё в рассуждениях о том, что науки не приносят столь желаемого щастья...

Может, наконец учёным надоело молчать?