April 10th, 2013

(no subject)

На каштанах вот-вот вылезут юные листья, – как всегда, решительные, толстые, будто зелёные цыплята буравят скорлупу.

И гиацинты – жирные лиловые крепкие – не проходите мимо, наклоняйтесь, суйте нос – и они, ещё до прикосновения к носу – твёрдого в него толчка – как нос к носу – «а говорят у эскимосов есть поцелуй посредством носа» - пахнут, пахнут – острей, острей.

И вода потоками по улицам после утреннего дождя, и солнце в лужах, а на сирени бутоны и листья режутся – наперегонки.

И Таня в лесу вчера скользила на мокрой глине, падала, катилась – и пришлось её мыть с шампунем после прогулки – была б чёрная, нипочём бы не мыла.

И радуга стояла коромыслом, упиралась в каштановые стволы.

Я вечно теряю бумаги, вокруг меня клубится свинство, если только свинство умеет клубиться.

Наверно, поэтому, есть какие-то вещи, в которых я проявляю недюжинную аккуратность – прикладываю усилия, чтоб всегда знать где – ключи, телефон, чековая книжка, банковская карточка.

Васька очень любил на компе опустошать мусорную корзину, –  у него возникало приятное ощущение наведения порядка.

А я всегда стирала сообщения с ответчика – тоже с чувством, что способствую уменьшению энтропии, или как Галка говорит, с наслаждением выбрасывая какую-нибудь дурацкую игрушку с книжной полки (как же Васька её всегда поддерживал в этих выбрасывательных начинаниях!) – надо уменьшать сущности. И вот торжественно принимаем решение – подарки на Рождество – только расходные – выпивательные, съестные...
...
Вчера в дикарской надежде на то, что где-нибудь сидит по ошибке не стёртое, прослушала все ответчики – двух мобильников и рабочего телефона.
Но нет, всё исправно стирала – не услышала – «Тяфф-тяфф-тяфф, всё в порядке»...