May 19th, 2013

В неизвестной Дордони

Мы в Prat du Périgord - эдакой вот деревне Хуевке: большая романская церковь, горстка домов из жёлтого песчаника, одно кафе-магазин-центр деревни. Воздух пронизан акациевым духом, в ушах звенит от тишины. Тьма-тьма-тьма - но над лесом освещённая крепостная башня, куда завтра пойдём (километров 7 до неё?). Интернет в беседке за садом - публичный, но когда мы приехали, там рубильником было отключено электричество, и о чудо - никакой связи, потому что электричество у маглов вместо магии.

В дождь и холод затопили камин. Но дождь прошёл. И может, завтра станет теплей. Мы: Галка-Славка-Бегемот-я-собака Таня. И совершенно ощутимый Васька - жаловался бы на холод, на еле ползущий интеренет - чуть не к дверному стеклу приходится комп подносить, чтоб ловилось. А я б его вытащила в сад - поглядеть на башню над лесом...

Последние километров тридцать пути - узкая торопинка через смыкающийся над головой через дорогу лес. Как в таких случаях бывает, показалось, что не тридцать, а все сто...

Хозяин - охотник - принёс банку самодельного паштета из убиенного кабана - причём называл его salier вместо sanglier, я даже не поняла, пока он не пояснил, что salier - это дикая свинья. В честь Васьки, который всегда говорил, что дичь куда вкусней не-дичи, попробовала. Ну, я не прониклась, уж если даже убрать за скобки общее отвращение к охоте...

Утром - войдём в тёмный лес, дубинки и мешка не возьмём, потому как незачем. И авось, не затеряемся.

(no subject)

Васька в статье о Тарковском пишет, что Тарковскому свойственны обратные сравнения, редкий, в общем, приём. Приводит два примера:

«И только стрекоза, как первый самолет,
О новых временах напоминает.»

И ещё:

«И дуб в кафтане рваном,
Стоит, на смерть готов,
Как перед Иоаном
Последний Колычёв.»

Я тут на телефоне на бегу слушала Городницкого – бывает со мной такое иногда, что в такт мыслеощущениям – что-нибудь бардовское (при всей нелюбви к этом слову, не знаю, как их ещё обобщательно называть).

И попалась мне славная песня – пожалуй, из самых неплохих – про «постоялые дворы – аэропорты 19 века.»

И там «Рванутся тройки, словно лайнеры на взлёте» – обратное сравнение рывком останавливает внимание – очень зримо вышло.

(no subject)

 photo IMG_2680.jpg

* * *
«Я вернулся в мой город...»

О. Мандельштам


Может, он ошибся? И пожалуй
он вернулся не совсем туда,
Позабыв, что маску с тайным жалом
Ловко надевают города.

Всё же ты при частых возвращеньях
Не заметишь мелких перемен:
Тот же клён, да чуть с другою тенью,
Облупилось что-то там со стен...

Пусть от пустяка любой расцветки
Город не покажется иным,
Но при возвращеньях очень редких
Как себя уравновесишь с ним?

Запросто увидишь ту же площадь,
Те же окна, что и в прошлый раз...
Ведь на место возвратиться проще,
Чем в какой-то месяц, день и час!

И сирень, и зацветанье вишен,
И каштаны – всё равно раз в год...
Их приход надёжный не зависим
От желания, как твой приход!

Не предскажет им никто мгновенья,
Что пора, мол, пред весной предстать...
Что ж, тогда любое возвращенье –
Можно мерой времени считать?

Ведь, как правило, не слишком точно
Времена свои сменяет год,
Мудрено вернуться в ту же точку
Времени, когда она плывёт !

И хоть это нам совсем не странно –
Хоть откуда, хоть из никуда
Возвращаемся мы постоянно
Всё в одни и те же города...

Город не какой-то неврастеник,
Мордами не дёргают дома!
Вот Париж – всобщий современник,
Будь хоть Шарлемань ты, хоть Дюма

Он на «ты» общается со всеми,
Никакой не сообразно теме,
Времена так ловко теребя,
Чтоб его в тумане разглядели
Не таким, как есть он в самом деле,
А таким, как видит он себя.

9 февраля 2013



 photo IMG_6844izm.jpg

А это предчерновик - выжимки нашего разговора (из отосланной почты 5 февраля.)

Collapse )