February 5th, 2014

(no subject)

На столе возле компа гора бумажек и бумаг – квитанции, зарплатные ведомости, раз в тыщу лет какие-нибудь по почте полученные письма ; тут же недочитанные книги – всё это бумажное засилье я иногда, очень-очень редко, разбираю – когда случайное движение локтя вызывает лавину – и какой-нибудь тяжёлый том плюхается мне на колени, или когда бессмысленно тычась в сусеки, я не могу найти чего-нибудь срочно нужного...

Вчера вечером на вершине бумажного Монблана я вдруг увидела блокнотик, совершенно пустой, только на верхней полуоторванной страничке неизвестным мне почерком написано:

Кузнецова
a
a
a
b
b

Кудинов
a
b
a
а
b
b

Как этот блокнотик там оказался? Откуда выпал? Я что-нибудь переместила, что-то сняла и он обнажился? Заходившая к Тане днём Сандра подняла его, упавшего и не пожранного бесом, с полу?

Кто-то помечал рифмы в двух переводах одного стиха... Какого? Кто? Может, спорил кто-нибудь с Васькой, наверняка на чём свет стоит ругавшим Кудинова.
Жорка? Михайлов?

Книжки на полке, бумажки, обрывки, эхо разговоров, – дом...

«и, наколовшись об шитьё с невынутой иголкой, внезапно видит всю её и плачет втихомолку»