February 26th, 2014

(no subject)

У наших студентов есть любительский театр. Да, наверно, всюду и всегда без любительских театров – не обходится.

Ну, понятное дело, ничего особенного – впрочем, я видела только их скетчи на выпускных вечерах, а они всё же каждый год ставят какие-то спектакли. И вот сейчас представляют «Носорогов». Все коридоры заклеены афишами – над серым костюмом с галстуком носорожья башка.

Я как-то обрадовалась. Вот ругаем мы их (да и как студента не ругать!), а они не ерунду какую, а Ионеско поставили.

Интересно, как они его понимают?

У меня острое детское воспоминание с «Носорогами» связано – я пришла вечером домой (то ли из школы, где училась во вторую смену, то ли ещё откуда-то) и обнаружила, что родители сидят на кухне (собственно, в комнате, кроме как на тахте, особенно и негде сидеть, да и чаю не попьёшь), и папа читает вслух, и оба они так поглощены, что и внимания на меня не обратили...

Это в «Иностранке» напечатали «Носорогов»... Сейчас проверила – в 1965-м, одиннадцать мне было.

Очень счастливое воспоминание – потом на обед (у нас обедали вечером, чтоб всем вместе) не было супа, – а это уже праздник. Когда маме некогда было сделать обед с первым и вторым, она готовила наше детское любимое блюдо, почему-то называвшееся бигус, – пюре с жареной колбасой.

Вот только не помню, осталась ли я дослушивать Ионеско, или чем-то своим занялась. По-настоящему я его читала потом, конечно, но очень хорошо помню, как мы с папой про «Носорогов» разговаривали – «видишь, Беранже и хочет в носороги, да у него не получается» – говорил папа...