March 4th, 2014

Если кому-то надо показать бабушке, родителям, сослуживцам...

"Я хотел бы, чтобы вы четко понимали проблему. Я постоянно разговариваю со своими пациентами, читателями из России, и вижу четкое разделение общества на тех, кто в интернете, и тех, кто в телевизоре. И четко понимаю, что те, кто в телевизоре, искренне пытаются меня и моих детей спасать.
Ребята, самое ужасное потрясение, которое сейчас вот есть для меня, это то, что я вижу по российским каналам. Такой лжи не было никогда во всем Советском Союзе. Я, слава богу, много лет жил в Советском Союзе. И мы знали, что там и тут - в телевизоре и в жизни - по-разному. Но то, что происходит сейчас, это катастрофа, это информационный геноцид. Ребята, никто нас не убивает. Никто в моей Украине не мешает мне говорить на русском языке. Вы видели "Школу доктора Комаровского"? На каком она языке? Те наши мамы, которые разговаривают на украинском языке и приходят на съемки, они вопросы задают по-русски, чтобы нашим друзьям из России было это понятно.
И когда я слышу о том, что новая власть, оказывается, приняла закон о запрете русского языка, о том, что здесь по улицам бегают бандеровцы…
Бандеровцы – я сам хочу на него посмотреть, на этого бандеровца. Это как злая ведьма, которая где-то летает, о ней все слышали, а никто не знает, что это такое".
(via greenbat и quichenotte)

Очень стоит послушать!

И вот про про закон об языке

«Несмотря на то, что закон о языках был несбалансированный, непрофессионально подготовленный я не буду подписывать решение парламента об отмене этого закона до тех пор, пока рабочей группой, которая завтра будет проголосована парламентом, не будет подготовлен и Верховной Радой проголосован новый закон», – заявил Турчинов.

По его словам, новый закон даст возможность развития всех языков. Турчинов отметил, что в новом законе о языках никаких ограничений по языковым, национальным, религиозным признакам не будет.
NR2.ru:
http://www.nr2.ru/kiev/487387.html

И вот ещё via object

Котики – противопожарные (феминисткам – читать!)

История, которую мне поведала katerinus.

Она произошла в конце прошлой недели в славном городе Санкт-Петербурге.

Заставка.

Мама у Катеринус физик, занимается спектроскопией. А работает в противопожарном НИИ, куда ушла, войдя в пенсионный возраст, и  пару подружек туда с собой привела.

Собственно, основная работа в НИИ осуществляется как раз этими «пенсионерками».

Пожарное НИИ принаджежит МЧС, и там довольно много служит людей с погонами.

И вот его решили слить с Противопожарной академией, учебным заведением, готовящим специалистов по борьбе с пожарами, тоже ведомственным, где тоже работают и учатся люди с погонами. И одновременно пожарное НИИ поменяло название – в нём появились (в имени) «новейшие технологии». И правда, куда ж без них?

Естественно, сразу стало ясно, что будут увольнения. Катеринусовская мама даже подумала – «а неплохо, уволят, можно будет не ездить каждый день в Уткину заводь в 73 года, уважительная будет причина, чтоб прекратить деньги зарабатывать». (Для непитерцев – Уткина заводь – натуральная кудыкина гора. От метро работников возил ведомственный автобус.)

Действие первое

В четверг приехал из Москвы главный генерал – проинспектировать вверенное ему НИИ перед тем, как влить его в лоно вверенной ему академии.
И что же он увидел? А то, что мало в НИИ работает кандидатов наук, – 30 всего, а надо бы 70.

Призвал он под ясные очи катеринусову маму, которая как раз одна из тех самых тридцати кандидатов, и говорит ей: «Вот вы – ведущий научный сотрудник, а всего-то кандидат наук, нехорошо, почему б вам не защитить докторскую!»

Ну, катеринусова мама поняла, что с мечтами о том, чтоб тихо получать пенсию и не ездить на кудыкину гору, придётся ей распроститься, – но докторскую в ускоренном порядке защитить не пообещала.

Поговорив с людьми,  генерал – отец не только солдатам, собрал собрание и примерно ста пятидесяти присутствующим объявил царскую волю: экономить надо, совершенно необходимо, то-сё, в стране денег нет – и экономить совсем несложно – для начала будут уволены все уборщицы и шофёр, возивший народ в Уткину заводь.

Безмолвный народ всё же разразился вопросом: а кто будет убирать?

Генерал вздохнул, посмотрел отечески и по-доброму ответил: «Слушайте, ну, вот же сколько у вас женщин работает, неужто не можете убрать за собой?»

Занавес

Действие второе

В пятницу директор института осознал, что его кабинет тоже не будут убирать. По этом случаю возвратили ставку одной уборщицы. Сотрудники (цы), кандидаты наук и неостепенённые, ведут с ней переговоры – просят, чтоб она заодно с уборкой начальственных покоев ещё и помойку из сортира выносила.

Пятница была тяжёлым днём для работников и работниц с погонами. Выяснилось непредвиденное – погоны у сотрудников академии и у сотрудников НИИ слегка разные – у одних они вышитые, а у других рисованные, да и на плечах расположены не совсем одинаково – у одних на 3 сантиметра сдвинуты, а у других аж на 8.

Поскольку институт вливают в академию, а не наоборот, перепогониться пришлось институтским – целый день погононосцы и погононосицы – отпарывали, меняли, перешивали – кипела работа...

Занавес.