March 17th, 2014

(no subject)

У края дорожки распускается каштан. Лезут кулачки, раскрываясь в пятерни. Я давно с ним знакома – он всегда первый.

Мартовский каштан – может, ему как коту, – тряхнуть корнями и по крышам – по крышам вскачь – не только ж Шагалу с невестой по небу летать.

Но на кого оставить ветрениц, в сухих листьях шуршащих?

Замри-умри-воскресни – открыть глаза – и под этот каштан в два года назад, в десять, в двадцать...

Мы идём с Васькой, сцепившись пальцами, – бредёт-вышагивает чёрная собака. Про что болтаем? Про стихи? Про время? Про то, как студентов учить? Про зверей? Про людей? Нюша бежит за бурундуком, Катя играет с ним в гляделки. А последние известия мы обычно узнаём в бегемочьем пересказе – чего время тратить на чтение новостей – не больно интересно, мы ведь оба – про политику только по долгу, без малейшего удовольствия. То ли дело под дождём вышел на дорожку олень в лесу Рамбуйе.

Я прохожу под каштанам, комок не в горле, это я сжалась в комок – и бежит передо мной белая собака – и дома – не раздеваясь, к компу – что нас ждёт? И не закрыть глаз, не смахнуть наваждения...
 

Про числа из kit100

Встретил знакомого из местной администрации.
- Привет! Как живешь?
- Нормально, как всегда. А ты?
- Да вот, завтра на митинг гонят, на Марсово... по Крыму, конечно. Надо пятьдесят человек привезти. Как набрать?


Наш с Никитой обмен комментами:

- 50 человек - это на сколько населения?

- Посёлок, около 10000. На город получится тысяч 20 - 30 митингующих.

В общем, очень обыденно. Работа.

Опять зарубка

Пару дней назад расцвели лесные вишни. Через месяц появятся крепкие зелёные шарики, а когда они покраснеют, их съедят сороки с длинными переливчатыми хвостами.

Но может, и нам с Таней с земли достанется немного мелких кислых ягод. Кате иногда доставалось - она не только малину с кустов собирала, но и вишню с земли.

 photo DSC03183izm.jpg



 photo DSC03182izm.jpg