May 29th, 2014

(no subject)

Мама в детстве до ареста деда жила летом на Копанском озере – за Ораниенбаумом в стороне от залива. Там была база торпедных катеров, которыми дед командовал.

Когда деда посадили, маме шесть лет было, так что в достаточно раннем её детстве дело было.

А когда мы случайно в мои 15 сняли дачу в Большой Ижоре, куда от Ораниенбаума ходил маленький пыхтливый паровозик, и можно было сидеть на вагонной площадке, опустив ноги на подножку, и глядеть на неторопливо плывущий лес и на иван-чай, или на пижму у полотна в зависимости от летнего лёгкого месяца, мама вспомнила про это озеро. И мы туда с палаткой вчетвером с папой, мамой и Машкой отправились на пару дней.

Хоть торпедных катеров там больше не было, запретка осталась – говорили, что там охотничьи угодья Толстикова - тогдашнего ленинградского начальника.

Доехали мы докуда-то автобусом и пошли по тропинке в наступающих сумерках, обойдя солдатиков лесом, и нам стали выходить навстречу красные грибы. Столько красных я нигде не видела – видимо-невидимо. Сначала видимо, а потом уж невидимо, потому что стемнело.

Поставили палатку на берегу. Утром вылезли – просторное озеро – пошли умываться – напоролись на землянику – сначала казалось – ну, поедим чуть-чуть, земляники ж много не бывает.

А потом – ягода за ягодой – была с собой какая-то тара не затоваренная, стали в нее собирать... Так что вернулись на дачу с земляникой и с грибами. И варили первое в моей жизни земляничное варенье, пахнувшее на весь дом, на всю дачную веранду с цветными стёклами.

В 91-ом году, когда мы с Васькой были в Ленинграде, когда жратвы совсем не было, родители спасались запасами – грибными, ягодными – да так, что я только в гостях, где полкурицы было на ужин на четверых, почувствовала, что еды нет – у родителей-то все было отлично – грибной суп из сушёных белых, кислая капуста с картошкой и варенье с чаем – чего ж ещё!

И зашёл к нам в середине дня бегемочий дядя что-то передать, – мама предложила ему чаю с вареньем, он торопился, отказался, а мама и говорит – с земляничным – тут бегемочий дядя Додик свой отказ немедленно с извинениями назад взял - ЗЕМЛЯНИЧНОЕ ведь варенье!

В последний дордоньский день шли мы про светлому лесу – наклонялись за земляничинами - одна, другая, – вроде кончились, – а потом опять – и вдруг – всё красно, и не оторваться – а пришлось – до машины был путь неблизкий, а вечер уже где-то маячил.

Остался земляничник – как на Копанском озере – и не оприходованный, необобранный, варенье не сваренное...

Такова селяви, как говорил Витька Лебедев, которого давно уже нет в живых...

 photo DSC06695izm.jpg