September 30th, 2014

(no subject)

Я проснулась в воскресенье в шесть утра, с какой-то фразой в голове – причём по-английски – что-то кому-то я говорила о литературном переводе – ну, не лекцию же читала?– сонной цепочкой – ага, понятно, откуда взялось – и провалилась – без будильника, оттого сладко...

В пятницу Скузн, показывая на плюшевую лошадку, мирно стоящую у них в углу гостиной, сказал, что они с Катичкой подобрали её на улице и долго искали химчистку, где чистили бы лошадей. Но не нашли, пришлось самим.

А я в ответ вспомнила нашего с Васькой громадного плюшевого верблюда, подобранного на помойке из-за невероятного сходства с Ефим Григорьичем Эткиндом. Он прожил у нас несколько лет, этот верблюд, и мы его не чистили, но потом, чувствуя себя немного предателями, мы отнесли его обратно на ту же самую помойку,– больно много места занимал этот верблюдище, сильно мешался.

Эткинд-его книжка о переводе-его совершенно естественное полное трёхязычие и общая европейскость – вот и сон – а английской фразы, с которой проснулась, не помню совсем...