November 24th, 2014

(no subject)

Вчера бродили с Машкой по деревенскому Парижу - по шпалам старой железной окружной дороги, где укрытые от ветра особенно пышно расцветают зимой сорняки - потом к «Улью», где жили все эти ребята в начале прошлого века, - Шагал, Модильяни... И Аполлинер заходил - пережил первую мировую и от испанки помер...

Я обычно совсем равнодушна к домам-музеям - но это просто обшарпанный дом на невнятной окраинной улице - его не украшали, не ставили табличек на экспонаты, не водят экскурсии - стоит дом, молчит, - рисуй себе в воздухе следы, щёлкай пальцами, надейся, что пространство помнит, да и у времени, которое захлопывает перед самым твоим носом дверь в прошлое, не пускает тебя провалиться в десять лет назад, презрительно говорит - «дай другим жить» - что у этого неласкового времени хотя бы память есть, надейся...

Потом побрели на улицу, где Брассанс жил, - в тупичок, где перед разноцветными дверями на тротуарах цветочные горшки, крошечный круглый столик из какого-то дома выскочил и два стула с ним вместе, и азалия в ноябре цветёт...

Тёплый нежный день, только шуршали липовыми да платановыми листьями тротуары - осссень-ошшшшень...

И вернулись мы вечером к исходной точке, пройдя почти целиком самую длинную парижскую улицу Вожирар - от Люксембургского сада до Версальских ворот...

В ноябрьской ранней тьме за столиком на тротуаре, в окутывающем тепле, даже без газовых обогревалок - перед каруселью не с лошадками, но всё равно в в стиле ретро - пиратский корабль, лупоглазый автомобиль - ретро восьмидесятых, с которых я знаю Париж, - и кажется, он почти не меняется, - ну что там комп на столике вместо блокнота - по сравнению с вечностью?