January 2nd, 2015

(no subject)

Не так-то просто влезать в чужую шкуру.

Вот наша Сандра. Рождество она провела в больнице – её ежемесячная больничная неделя. Наверняка она могла перенести её на день – на два, но не захотела.

У неё есть друзья, и сестра её, близкая ей, в Париже, и тётя, которая ей подруга, но ей в праздники не хочется никуда идти. Она почти всегда остаётся дома, несмотря на разные приглашения.

В больнице её все знают – и врачи, и сёстры... Врачи страшно радуются, когда удаётся справиться с очередным витком её загадочной болезни. С сёстрами они на ты – семья – говорит Сандра. А со мной не может на ты – я старше – её так воспитали там, в португальской деревне, на севере в горах, та самая бабушка, главная, любимая, которая этой осенью в 92 года умерла во сне – «старшим говорят «вы»».

И в Новый год осталась она дома, её звала подруга пойти с ней к сыну, и сын звонил, звал, но она осталась...

Она мне сказала – чтоб подумать о себе, о том, что с ней приключилось... Понадеяться, что ещё и в этом году она сможет работать, жить нормальной жизнью...

Стриженая изящная очень привлекательная Сандра. Она заболела в 25, сейчас ей скоро 40. Шансов вылечиться нет, всё, что умеют – это сдерживать симптомы...

Тяжело по утрам – она встаёт на час раньше, чем ей нужно, чтоб справиться с болью – болят руки, ноги... С одиннадцати до пяти живёт нормально, в пять начинает уставать, ночью просыпается – от боли, или от того, что руки-ноги, бока, даже попа – затекают, потом не может уснуть... И опять утро.

Всегда улыбается, быстро двигается, носит джинсы со свитером... Только руки синие и плохо движутся... Но она моет, убирает, гладит... Ей радуется Таня, и она Тане – в середине дня Сандра к ней заходит...

Сандра никогда не ходила в школу, Сандра сама научилась читать... Она сказала мне сегодня, что ей жалко, что она не умеет читать по-русски и не может прочесть, что Базиль писал...

Сандра с умным интеллигентным живым лицом. Очень своя Сандра, член моей большой семьи...