January 9th, 2015

К сегодняшнему

Помещу-ка я сюда историю из нашей с Васькой вышедшей в ноябре парижской книжки.

Памятник Шевалье де ла Бару

Больше пятидесяти лет в садике перед церковью Sacré Cœur у самого монмартрского фуникулёра стоял пустой пьедестал.

Только выбитый на нём текст сообщал о том, кому раньше тут был памятник.

Шевалье де Ла Бар – молодой человек, которого казнили за то, что он не снял шляпу и не встал на колени, повстречавшись на улице с религиозной процессией.

А памятник ему был создан Арманом Блохом, по происхождению евреем. И в 41-ом году во время оккупации Парижа, оккупационные войска отправили этот памятник в переплавку.

Поставили его в 1905-ом при большом стечении народу. Около 25000 человек собрались тогда возле цервки Sacré Cœur.

В 1765-ом году Франсуа-Жану Лефевру де ла Бару было 20 лет. Он жил в Аббевиле в Пикардии, принадлежал к кругу свободомыслящей молодежи из весьма обеспеченных кругов. Эта компания имела обыкновение разгуливать по городу, распевая насмешливые антирелигозные песенки.

И тут в Аббевиле произошло два акта вандализма: было попорчено распятие на мосту через речку, и возле статуи Христа на кладбище кто-то сложил мусорную кучу.

Потом-то выяснилось, что распятие на мосту попросту задела проезжавшая через мост карета. Но горожане, которым не терпелось примерно наказать молодых людей, жаждали крови. Они вспомнили о том, что ребята не опускаются на колени и не снимают шляпу при встречах с религиозными процессиями.

Приятели де Ла Бара поспешили уехать из Аббевиля, а он решил остаться. И ещё из этой компании в городе остался пятнадцатилетний Муанель.

В доме у де Ла Бара был произведен обыск, и там нашли запрещённые книги, например, «Философский словарь» Вольтера.

Несмотря на то, что немало выдающихся людей того времени встали на защиту де Ла Бара, его приговорили к казни, а перед казнью ему должны были вырвать язык. Его пытали, переломали ему кости. Де Ла Бар настаивал на том, что ни в чём не повинен, и не назвал ни одного имени. Он так мужественно себя вёл, что поразил даже палача, который не стал вырывать ему язык.

Последние слова де ла Бара были: «я и не знал, что джентльмена можно казнить за такую ерунду».

Муанеля помиловали, благодаря его юному возрасту.

Вольтер в это время был болен и узнал о деле де Ла Бара поздно. Услышав о том, что у де Ла Бара нашли его книгу, Вольтер уехал в Швейцарию и оттуда повёл защиту всех остальных. Ему удалось помочь сбежавшим из Аббевиля молодым людям: один из них по протекции Вольтера был принят в прусскую армию. Муанеля освободили.

Памятник де Ла Бару был воспринят людьми, как символ терпимости.

И вот в 2001-ом он опять появился на пьедестале – эдакий мальчишка XVIII века, руки в карманах. Этот памятник работы Эмманюэля Баля.

***
Вот, например, Вольтер:

« On entend aujourd’hui par fanatisme une folie religieuse, sombre et cruelle. C’est une maladie qui se gagne comme la petite vérole. »


А до Вольтера был ещё и Рабле...

И это благодаря им мы живём в сегодняшнем мире!