April 8th, 2015

(no subject)

Когда-то очень давно, в 60-х годах ныне прошлого века бабушка наша пошла на работу без юбки. Сверху была у неё какая-то как тогда говорили блузка, а снизу комбинашка с кружавчиками, и шуба, понятно, – дело-то зимой было.

Ну, в нашем дворе-колодце она спохватилась, – когда под шубу со свистом стал ветер задувать, – вернулась, недостающую юбку надела.

Вчера ехала я себе в автобусе, на любимом переднем сиденье, писала чего-то и вдруг почувствовала что-то странное в левом ботинке, что-то холодноватое. Ну, особого внимания я не обратила, пока не ощутила похожую непонятность и в правом ботинке. Подняла от айпада глаза и увидела, что штаны мои вельветовые светло-зелёные, белые почти, вдруг оказались в страшных розовых разводах, а рюкзак на коленях мокрый и пахнет клюквой, и под ногами лужа.

Я истекала клюквенным соком из засунутой в рюкзак плохо закрытой бутылки.

Вернуться домой нельзя было никак, и запереться у себя в офисе я не могла, потому что утром было назначено довольно важное совещание.

С ощущением «чем бы прикрыться» я пошла через полянку в соседнее здание, вовсе не обращая на себя внимания студентов.
Встретила у входа в аудиторию Кристиан с Аленом, жалобно им говорю: «а что со мной приключиииилось...» Оба встрепенувшись, спрашивают: «что такое?»

Я немо показываю на свои штаны и получаю в ответ от Алена: «а что, я ничего не заметил», а от Кристиан : «а я думала, это такие штаны в разводах, ну, вот молодёжная мода»...

Ален философически добавил, услышав мою немудрёную историю – «ну, это ж куда лучше, чем если б ты поранилась»

Выходя с собрания, показываю Николя на свои штаны и слышу уже привычное ¬: «Да? А я ничего не заметил!»

Одно из радостных впечатлений начала западной жизни: ходи в чём хочешь! Можно носить рейтузы, к примеру. Без всякой юбки, которую в детстве приходилось сверху напяливать.

И конечно же, бабушка могла бы по нынешним временам спокойно идти на работу в комбинашке с кружавчиками, холодно только ей бы на ленинградских просвистанных зимних улицах было.

Весь остаток дня я совершенно не стеснялась своих радужных штанов, но вечером всё ж сунула их в стиральную машину.