April 28th, 2015

Погодное

Мы на будущий год довольно сильно меняем программу третьего курса – что-то убираем, добавляем новое. Каждый новый предмет – это ещё и его подробное описание – содержание, библиография, нынче модная графа «цели» – дескать, не просто так бедных деток математикой мучаем, а с целью – впрочем, мы в эту туманную графу обычно проставляем перечень знаний и умений после того, как дитятко курс прослушает и получит хотя бы тройку (в нашем исчислении десятку из двадцати).

Три года назад пришёл ко мне знакомиться Патрик – строгий человек с очень родственным ироническим чувством юмора, который всю жизнь преподавал в препа – чисто французской системе первых двух курсов, готовящей к поступлению на третий курс в конкурсные школы.

Из государственных мест в 65 гонят на пенсию, и Патрик в 64 стал подыскивать выход – начал рассылать в частные инженерные школы письма. Представить себе, что можно не работать, он не мог.

Он учитель математики для старшеклассников и младшекурсников – куда ж ему без своей сущности.

Я ему очень обрадовалась, и теперь, если надо продумать новый курс, Патрик тут как тут. Готов хватать с жадным хрустом любое новенькое из какой-нибудь совсем не своей области. Не только по книжкам готовится, но ещё, чем меня совсем поразил, на лекции ходит для профессионалов.

Сейчас студенческие каникулы, и уехал он в свой дом в Ниме – жена у него из Аргентины, без солнца не живёт, так что дом на юге – не роскошь, а чистой воды первичная потребность.

Он собирался прислать мне описания трёх новых курсов к концу каникул через неделю – вчера утром приходит мэйл с пришпиленными файлами: «поскольку без малейшего перерыва идёт дождь, получай.»

В середине дня посылаю в ответ: «слушай, заполни ещё идиотскую графу про цели курса, чтоб к нам не вязались.»

Через несколько часов: «поскольку дождь опять пошёл, скоро вышлю». Ну, к ночи, ясно, прислал.

А у нас не дождь, а просто холодно. Из летних 25-ти сделалось 15 апрельских. С ярким солнцем.

В Ленинграде моего детства холодало, когда шёл ладожский лёд – глыбами торжественно плыл по Неве – и одновременно зацветала черёмуха. И говорили: когда черёмуха цветёт, непременно холодает.

У нас черёмухи мало, мощные заросли я знаю только в Бургундии у озера Сетон, – а вчера проехала мимо незнакомого дерева в Медоне – и надо же – цветёт.

Так что, может, не просто так одновременно шёл ладожский лёд и цвела черёмуха-северянка.