January 30th, 2016

(no subject)

В каникулы перед Нотр Дам вечно стояла очередь на вход, и толпа тёрлась у памятнику Шарлеманю – на любимом моём месте встречи – называется «у зелёного дяди», – позеленеешь тут от времени вместе с конём, коли бронзовые…

Сегодня непоздним вечером в тёплой просвеченной фонарями полутьме под еле-еле дождиком я шла к Сен-Мишелю от Лионского вокзала, где мы пили кофе с Ишмаэлем перед его поездом в Женеву.

Шла по набережной, смотрела, как качаются на маслянистой воде цветные полосы света, – и вдруг увидела, глядя через мостик на Нотр Дам, что никакой тебе очереди, и вроде кто-то туда зашёл.

Свернула, перешла на остров – и правда, открыто.

Шла вечерняя служба. Заходишь и оказываешься в музыкальной шкатулке. Орган, хор, – витражей только не видно – на улице темно.

Такая там тишина – стоит себе Нотр Дам – посланьем нам, письмом в конверте.
А выходишь – как водится, над рекой, – особенно белые чайки в непрозрачно-чёрном небе.