March 9th, 2016

(no subject)

В честь восьмого марта решила я узнать, кто же его придумал, – Розочка ли наша Люксембург, Кларочка ли наша Цеткин.

Не, на самом деле не совсем так дело было – просто в автобусе месяца полтора назад я слушала ежеутреннюю «ткань истории» – а это была радионеделя, в которую некоторая часть передач “France cul” была посвящена подготовке к репетиции выпускных школьных экзаменов – к bac blanc.

На “fabrique de l'histoire” готовили к экзамену по истории. Это было устроено следующим образом: четыре дня подряд в передачу приглашали учителей вместе с несколькими представителями их выпускного класса и обсуждали какой-нибудь экзаменационный исторический вопрос. Естественно, учителя и классы каждый день были разные. Вопросы обсуждались из новой истории, и каждый раз обсуждение было построено по одному и тому же принципу: выбирали какого-то центрального персонажа, и события, или идеи рассматривали в связи с его жизнью и судьбой. В этом году в программу ввели новый экзаменационный вопрос, – кстати, любопытно, что не для гуманитарных, а для научных классов – история немецкого профсоюзного движения. В передаче, посвящённой этому вопросу, считающемуся сложным, героиней выбрали Розу Люксембург.

Давненько я не слышала знакомых имён – Каутский, Бернштейн...

Надо сказать, что про Розу я практически ничего не знала – даже не знала, что она по происхождению варшавская еврейка, и как множество евреев из российской империи, уехала учиться за границу, в Швейцарию.

А тут я узнала, что бОльшая часть девчонок, которые обучались в Швейцарии в университетах, как раз и были еврейки из России и Польши – надо полагать, что хорошие швейцарские девочки того времени сидели дома, рожали детей и шустрили по хозяйству.

Роза по передаче вышла удивительно привлекательной – умница, не фанатичка ни разу, Ленина, надо сказать, не одобряла – говорила, что свобода и выборы – для всех, а не для сторонников собственной партии, и демократический централизм ей тоже решительно не нравился, да и рабочим не оружие по её мнению надо было раздавать, а повышать их культурный уровень.

И вот залезла я в википедию вчера – а там, во французской, огромная про Розу статья – с большой симпатией и уважением написанная.

Про восьмое марта же толком неизвестно, кто его придумал, но фотографию Розы и Клары вместе я на одном феминистическом сайте, обсуждавшем происхождение сего праздника, я видела, хотя, может, и не от них он родился, а от какой-то нью-йоркской забастовки.

Ещё из Википедии я узнала, что несколько лет длилась связь Розы и одного из сыновей Клары Цеткин – звали его Костя, и был он моложе Розы на 15 лет...
...
Я всегда грустно считала, что родись я в конце позапрошлого века, быть бы мне в большевиках, или в левых эсерах, вряд ли хватило бы у меня ума, чтоб оказаться в меньшевиках... А почитав и послушав про Розу, я сообразила, что обдумывая, какие ужасы со мной приключились бы, кабы я родилась в бабушковом поколении, я упустила из виду ещё одну психологическую возможность – эмиграция, учёба за границей... В политику, думаю, всё равно затянуло б – как без этого... Но насколько ж такой вариант лучше!