June 10th, 2016

(no subject)

Один абитуриент сообщил мне, что его любимое произведение мировой литературы – «Гамлет», а ещё он любит читать Фрейда и книжки по астрономии. И телескоп купил, чтоб смотреть на луну. Надо сказать, я и не знала, что бывают телескопы в личном пользовании...

Вчера утром очень сонная (позавчера, пока я кормила-поила кальвадосом прилетевшего вечерним рейсом из Варшавы Альбира, стало полтретьего ночи) я слушала по дороге радио и не выключила мою любимую « fabrique de l’histoire », несмотря на совершенно не интересующую меня тему недели – она была посвящена истории спорта, а уж спорт меня не интересовал совсем никогда, даже когда по папиному не настоянию, а просто желанию (я любила быть хорошей плохой девочкой) я ходила в секцию лёгкой атлетики. Но в сонности мне было страшно лень доставать айпад, чтоб читать, или писать, и я осталась при радио...

И тут выяснилось, что вчерашняя передача – об истории советского спорта, о спортивном противостоянии советских с американцами, о холодной войне в спорте. Молодой человек, который об этом рассказывал, только что защитил о советском спорте диссертацию.

И я услышала знакомые слова – спартакиадА, физкюльтюрА, производственная гимнастика... И неизвестную мне историю футболистов братьев Старостиных, которых Берия посадил за отказ перейти из Спартака в Динамо. И неизвестный мне стих Маяковского про то, что физкультура это хорошо, а профессиональный спорт – очень плохо.

Потом поставили из архива запись интервью с румынским бегуном, который прибежал на кросс газеты Юманите и после этого остался во Франции – решил, что добежал.

Меня эта передача даже умилила – вот ведь – «Бесследного нет на свете, да и не может быть вовсе» – девочки и мальчики в майках и трусах, шагавшие по Красной площади, – эти марши и пирамиды – неотъемлемая часть нарождавшегося фашизма – в Германии ли, в России, – эти герои советской литературы, – потом жертвы, или палачи, сколько их дожило до старости? – И через восемьдесят лет их вспомнили в их юности, в начале, в наивности, в вере в земли одну шестую, а остальных шестых они не видели...