August 5th, 2016

(no subject)

Предыдущее

Про Лёню Замятнина, про Жанну Кофман, про Домбай, про альпинистов...

Ускользают даты – вот проверила гуглом – Лёня Замятнин умер в 1996-ом. А когда он у нас появился впервые? Я попыталась найти номер «Звезды», где опубликованы его заметки о первом европейском путешествии, но «Звезда» совсем не целиком выложена в сеть...

В Лёниных воспоминаниях даже собака Нюша меж тем упомянута. Не слишком, правда, комплиментарно. Мы встретили Лёню, как многих наших гостей, на машине у станции – и, конечно же, на заднем сиденье, как всегда, ехала Нюша. И гостя, как водится, к ней подсадили. И Нюша, само собой, все десять минут езды до дому душила нового человека в объятьях молодой ньюфихи.
Наверно, год был 92-ой, не позже.

Лёня когда-то ходил в Васькин поэтический кружок... Очень давно. Но общие знакомые сохранились. Кто-то дал ему Васькин телефон.

В одном из первых наших разговоров, – помню очень хорошо, что шли мы по лесу, и было тепло, мягкий сентябрьский день, из таких нежнейших дней, когда хочется дотронуться до земли, и она будет будто изнутри тёплой, и стебли тёплые трогать – мы шли, и Лёня рассказывал, как он начал писать стихи (увы, плохие...) – ему, технарю, молодому инженеру, в самом начале шестидесятых случайно попалась подборка Цветаевой. Он влюбился, до того стихов он собственно не читал, разве что в школе по программе и без интереса, – а тут – схватил карандаш, бумагу...

Инженером Лёня долго не проработал – он влюбился в горы – и тоже, как с Цветаевой, – с головой. Стал ездить инструктором в альплагерь, проводить в горах всё возможное и невозможное время. На Кавказе. Конечно, откуда-то свалился, и в голову ему вставили железную пластинку, и инвалидность дали.
Горы он на этом не просто не бросил – он бросил всякую другую работу, стал жить на инвалидность и на горно-инструкторские заработки.

В глазах у Лёни лёгкое безумие светилось.
Collapse )