September 25th, 2016

за кизилом на Сену в ближнюю Нормандию

как всегда хоть раз в сентябре.

В 2010-ом

IMG_1662


***
Обрывая меж листвы кизил,
Ветку отпустила вдруг рука
И рывком, как только отпустил
Ветка, отпружинив – в облака.
Ну, кому он нужен там, кизил?
Как же до него добраться мне,
Если ветка дважды далека:
Если небо – в озере, на дне.
(И казалось настоящим дно).
Но когда вгляделся я – оно
Оказалось где-то в глубине
Тёмного окна... Ну а в окне...
Так теперь, не скажешь ли, окно...
В скольких ты ещё
Отражено?

сентябрь 2010


И сегодня в совсем летний день.

IMG_4621

Collapse )

(no subject)

Проснулась я сегодня, и глаза в глаза мы поглядели с Гришей друг на друга.

У неё глаза виноградные, морда расписная – серо-белая, с полосками, жёлтый аккуратный нос, усищи. Васька когда-то её за красоту выбрал месячным котёнком, а я как раз не понимала до сегодняшнего дня, что она – совершенная красавица.

Ну да, толстая кошка, давно пора худеть, а нам с Юлькой никак не удаётся не давать ей есть вволю.
И всё равно идеальная красавица – ну, была ж толстой Анна Каренина, и ничего. Правда, Юлька предполагает, что истинное Гришино имя Кити Лёвина, но и она только девочкой была худенькой, а потом наверняка потолстела.

Смотрела на меня Гриша, смотрела, потом лапу к носу протянула, но мягкую без когтей.
Конечно же, правильная кошка, ночью из-под куста сверкающая глазами, – два фонаря во тьме – умеет проваливаться в какую-нибудь пространственную дыру и запросто ходить гулять в другой мир. В Лё Гау я много раз такое наблюдала. Нет Гриши, – ну нет как нет, – и вдруг – рраз и есть.

Откуда взялась? Возникла.

Чего не умеет сосед Букашкин, то Гриша определённо умеет.

А потом в полусне я вспомнила того Кота, который плыл по океану – хвост трубой, усы распушил.

Кит, который сметану ел, тоже симпатичный, но не сравнить с котом.

И в честь воскресного утра заснула я опять, свернувшись и глядя мысленным взором, как плыву я на лодке по морю, пожалуй, не на байдарке, а на небольшом катерке, и сопровождают меня дружелюбные коты – хвосты трубой, как пароходные трубы, усы по воде распластаны, и смотрят виноградными глазами.