October 27th, 2016

шестой день каникул 29 апреля

В этот день у нас была культурная программа – мы собирались бродить по деревням нога за ногу, а ещё вино закупать в товарных количествах – то бишь это был день, когда Таня осталась дома, чтоб развлекать Гришу – жевать ей уши и по-всякому радовать.

Ну, а мы сначала отправились в ближайший городок Tour d’Aigues – со всей возможной скромностью дегустировать вино кооператива, в котором состоит наш хозяин, и ящики закупать, чтоб в Париж везти. Немало приобрели – и розового, и белого, и красного. Я в это люберонское вино из кооператива с носорогом на гербе совершенно влюбилась – оно фантастически свежее, лёгкое... Белые итальянские такие бывают – когда пьёшь и пьёшь – не ощущая тяжести, с праздничностью на языке и остротой. Вот и люберонские из кооператива с носорогом такие – весёлые.

Наполнив багажник ящиками, мы отправились в деревню Боньё побродить по узким лестничным улицам, а потом ещё за вином, за тем, которое мы давно любим и ценим – chateau de l’Isolette.

Когда-то в южных Альпах на берегу озера Сер-Понсон мы натолкнулись на будочку, где его продавали. Тогда я не осознавала, что Верхний Прованс, где это озеро расположено, не сильно далеко от Люберона и несколько удивлялась будке на перекрёстке дорог. Конечно же, она там стояла только летом.

Вино нас очень порадовало – густого красного цвета, с терпкостью и пряностью, с очень выраженным вкусом – тем, что во Франции у вина называют вкусом лесных ягод.

Потом мы ещё приезжали на Сер-Понсон и, конечно, каждый раз его покупали.

Ну, и естественно, в Любероне, оказавшись недалеко от городка Апт, откуда оно родом, отправились прямиком к его производителям.

Новые ящики еле уместились в багажнике.

Из Апта мы пошли пешком в деревню Сэньон, про которую вот тут.

Когда вечером мы вернулись домой, к нам зашёл хозяин, как раз пока мы разгружали многочисленные ящики. Он нам сказал, что мы были решительно неправы, не посетив ещё одного погреба – под сводами шестнадцатого века.

А про chateau de l’Isolette высказался в том духе, что было прекрасное вино, пока им занимался Люк Пинатель. А теперь вот его дочка Лора всем заправляет, и она всё-таки недостаточно вкладывается в виноделие, думает, что можно на лаврах почивать, и всё само вырастет и сделается.

Нам с Машкой показалось, что в его высказывании имел некоторый отдалённый сексизм место имел – в обществе виноделов тётке, небось, непросто – наверняка нужно доказывать, что ты не хуже можешь!

Всё розовое и белое мы за лето выпили – надо было больше привезти...

Наш дом и наше маковое поле
IMG_1411

Collapse )

IMG_1560