November 4th, 2016

(no subject)

Орешник за окном ещё не облетел – зелёные плотные листья с медными ободками ещё пристёгнуты к кустам.

В сентябре под кустами валяются орехи, а в апреле цветёт затесавшаяся среди орешника сирень.

Кстати, вчера как раз, идя домой от трамвая, – я редко так езжу, – воспользовалась случаем и оглядела сиреневые кусты по дороге, – провела инветнаризацию, обнаружила, что всё в порядке, - всё в ажуре, и хуй на абажуре, как Димка К. говорит, – даже листья не облетели, и плоды сухие уродливые торчат – всё путём.

Странным образом, именно осенью, вот такой вот ноябрьской ночной, очень хочется – нет, не полететь в тёплые края – сесть в тёплую машину и ехать куда глаза глядят по деревенским дорогам – между облетающих тополей, под листопадом – глядя как планируют, уходят в штопор листья перед ветровым стеклом.

И останавливаться в деревенских гостиницах. Ну, а в конце концов, приехать к Средиземному морю, там уж поселиться – вон в моём найденном доме у воды. Жить и работать.

Из того, что мы с Васькой не сделали – это, впрочем, самое нереальное...

Осенью меня особенно огорчает неспособность придумать историю – написать роман, или хоть рассказ какой – впрочем, просто осенью огорчение осеннее, зимой – зимнее, и даже летом – летнее огорчение.