December 14th, 2016

(no subject)

В одном из наших мест в лесу Рамбуйе, возле озерца, к которому мы спускаемся с холма по крутой тропинке, а можно прийти снизу, из ближней деревни, по узкой лесной совершенно непроезжей дорожке, стоит памятник – бюст дяди 19-го века с классическими того времени торжественными усами.

Видели мы этот памятник – ну, я не знаю, сколько раз. В 91-ом году мы туда совершенно случайно с Васькой пришли, или в 92-ом, не помню. И уж 3-4 раза в год с тех пор ездим мы гулять именно в эту часть леса. Там отличная круговая прогулка километров на 13.

Там растёт рябина, и когда мы попадаем туда в правильное время, мы собираем её и настаиваем водку. Нюша плавала в озерце за утками, а Катя просто так, она уток не гоняла. По берегу речки сразу за озером весной ослепительно жёлтые заросли калужниц.

У озерца скамейка, Васька бутерброд там ел и мандаринами с Нюшей делился. Однажды неподалёку Нюша за гадюкой в вереск кинулась, – сумели отозвать истерическими воплями.

На памятнике написано Léon Germain Pelouse, 1838-1891. Почему-то этот усатый дядя меня никогда не привлекал – ну, стоит среди леса, и стоит, какая разница, кто он такой. В эгоцентризме собственной жизни мы им не заинтересовались.

Некоторое время назад в этой части леса Рамбуйе появились железные сразу укоренившиеся в пейзаже таблички с названиями местных растений, и ещё такие же таблички, сообщающие, что во второй половине 19-го века тут, в долине речки Cernay, расширение которой – наше озерцо, ставили мольберты художники.


И вот в эту субботу Бегемот вдруг задумчиво сказал : интересно, кто же такой этот дядя с усами?

Рядом с дядей обнаружилась незаметная железная табличка, и наконец-то мы её прочитали.

Художник был – Léon Germain Pelouse. Жил в ближней деревне. Каждый день на рассвете, проснувшись от стука кувалды своего соседа-кузнеца, он брал мольберт, краски в тюбиках (их, оказывается, изобрели только в середине 19-го века), приговаривая, что эти самые тюбики – величайшее изобретение человечества, и отправлялся на этюды.

Целая группа художников жила в этих местах. Только они прославились куда меньше Коро или Тройона, поэтому городок Барбизон с группой барбизонцев у всех на слуху, а долина речки Cernay – нет.

Дома я спросила у Гугла: «что ты, Гугл, можешь мне рассказать о художнике с подходящей художнику фамилией Pelouse (то бишь лужайка).

Гугл мне ответил: «серая ты дура, Пелуз в Орсэ висит, не хвора туда сходить. Но ладно уж, так и быть, полюбуйся»

И я в стыде и позоре полюбовалась: хороший, между прочим, художник. Столько в пейзажах нежности.



Pelouse-souvenir-Cernay

Тот самый берег речки-ручейка, где весной цветут калужницы.


Collapse )