March 11th, 2018

Чистая правда

Мы с Галкой шли вчера вечером по набережной. К Инвалидам, мимо музея Орсэ.

Почти совсем стемнело Шли тёплым вечером, расстегнув куртки, размотав шарфы. После бокала белого вина, выпитого в привычном напротив Нотр Дам на набережной кафе.

Мы переходили мост, не через мост, а именно мост, как переходят улицу.

Я вдруг, в одну секунду мы услышали цоканье копыт, подняли головы, – над нами высоко-высоко оказалась огромная голова белого коня – он смотрел на нас сверху вниз и до нас долетал его конский дух, не нежный коровий, а крепкий конский.

Мы хотели его пропустить, но откуда-то из-за коня, с высоты – нам махнул рукой и улыбнулся кучер, – в котелке и в пенсне – он сидел на козлах, а за его спиной был какой-то лёгкий волшебный экипаж, весь из гнутых линий, почти прозрачный. Хотелось сказать – ландо. Но чёрт его знает, ландо ли это, просто слово красивое.

Кучер остановил коня, пропуская нас.

Мы прошли под конским взглядом, а волшебный экипаж повернул на набережную.

У коня были огромные мохнатые ноги – длинная шелковистая белая шерсть (если, конечно, у лошадей шерсть на ногах).

Мы не успели сфотографировать даже телефоном – пока достаёшь, пока что – конь зацокал по мостовой среди машин, огромный прекрасный совершенный – и скрылся.

Нет, это не был экипаж, в который запрягают лошадей, чтоб туристов возить, – это был конь-хозяин, кучер-хозяин.

Из параллельного мира они вдруг выскочили на парижскую набережную? Или с киносъёмок?

Или

«ЗАГОВОРЁННЫЕ ДРОЖКИ
ЗАГОВОРЁННЫЙ ИЗВОЗЧИК
ЗАГОВОРЁННЫЙ КОНЬ.» ?

А может быть, этого белого коня Васька наколдовал? И его карусельные лошадки до ночи, весенним вечером вышли на улицы.

И мы увидели балетмейстера, главного распорядителя этих деревянных лошадок!

...
Днём они картонными ловко притворяются
И ребят катают, да под вальс бегут.
Ночью с каруселей лошади смываются,
И по разным улицам носятся и ржут!

Вот когда лошадкам можно пообщаться,
Ведь на карусели – морды всё к хвостам,
Скучно им по кругу друг за дружкой мчаться,
То ли дело – вскачь
По площадям, да по мостам,
Без седла, без упряжи до самого рассвета...

Да не сомневайся ты, она совсем живая:
Видишь, просит сена, требует воды?
Ну давно ль по городу ездили кареты,
И возила всадника лошадь верховая?
Живы под асфальтом от копыт следы!
...


Набережная – парижская весенняя набережная... Коня и кучера – след простыл.