?

Log in

No account? Create an account
Из колодца
летопись
April 2nd, 2018 
Как-то всё весна никак не раскочегарится. Вроде всё цветёт как положено, и ветреницы, и даже вот звездчатку сегодня видела, и фиалки, но нет тепла – 10 градусов в Рождество – это тепло, а первого апреля – это неудачная шутка – на нашем далёком севере в Париже, в наших средних широтах.

И этот холод, эта хмурь сковывают, глушат.

Кукушки первоапрельские не слышны – а сколько раз я их в Рамбуйе именно первого апреля слышала. И глухое внутреннее ворчанье, совершенно зимнее, когда не находишь, к чему себя приткнуть – и о том написать, и о сём, и поработать можно бы не над тем, что вечно не успеваешь, а впрок, вперёд.

И кажется, что именно тепла не хватает, чтоб сложился день правильным пазлом.

И почитать того-сего, и подождать каникул, - смысл-крысл-мышел-вышел-шишел.

И когда я после прогулки с Таней плюхнулась поспать – очень у нас с Васькой было важное – поваляться в воскресенье днём, а ведь и тогда бывали дни, когда так же я ворочалась внутри себя, укладывая нос на хвост, или хвост на нос, сворачиваясь, хотя сейчас трудно поверить, что тогда бывали такие дни. Но вот я заснула, а проснулась от того, что кто-то включил верхний свет, и некому – не Таня ж его включила – и только открыв наконец глаза, повертев головой, я осознала, – это не электричество – это вечером пробило тучи солнце.
А сегодня вдруг тепло – 15 градусов! И солнце слабым диском виднелось сквозь серую кисею, а потом вечером толстыми каплями захлопал дождь.

И лес нежный салатный – ещё несколько дней – и рраз листья вырвутся на волю. Тем более, что к следующему викенду обещают аж двадцать градусов.

Днём из окна машины я увидела на газоне синий воздушный шарик. Он подпрыгнул несколько раз – ветром что ли его подняло, – и вдруг – как-то высоко над землёй – его не стало – почему, как, – ведь если он напоролся на гвоздь, это должно было случиться на земле – на газон упала синяя беспомощная тряпочка. И почему воздушный шарик живой? Его было жалко – круглого прозрачного бедолагу, которого вдруг не стало – и не в чьих-то зубах, а просто так.

Жил-был колобок – от бабушки ушёл, от дедушки, а от лисы – хрен уйдёшь.

Первые пролески распускаются – пра-пра-пра – сколько ещё пра – тех, что мы с Васькой пытались пересадить в комнатный горшок весной 92-го – в прошлом веке – и они даже прижились, только не густосиние вылезли – а бледной немочью...
This page was loaded Jun 25th 2018, 11:56 am GMT.