May 25th, 2018

(no subject)

Рамадан во Франции среди людей из северной Африки – кажется, самая последняя связь с культурной самоидентификацией.

Странное дело – месяц есть по ночам и не пить в жару – тяжко ж, и зачем? Однако ж эта связь рвётся последней, рвётся только у тех, кому совсем не дорого северо-африканское происхождение.

Многие «интересничают» – какая-нибудь в честь чего-нибудь пьянка в середине дня на работе – смотрят с завистью на птифуры, особенно девчонки, и говорят, что хорошее дело – рамадан – в купальник теперь после зимы легко влезут.

Амар, очевидный атеист, тоже соблюдает – правда, говорит, что ничего это для него особенно не меняет – они и так поздно ужинают. А днём не есть только полезно – похудеет.

- Впрочем – говорит Амар – человек ко всему привыкает, потому и завоевали мы землю, так что и не пить нетрудно – день не попьёшь – на второй не захочешь...

- Да – говорю – человек ко всему привыкает – как таракан...

- Угу, как тараканы – подумала я сегодня – выходишь солнечным утром на улицу – глядишь из автобусного окна на разноцветные люпины на клумбе, – потом проходишь мимо огромного окна булочной – и поводишь носом, пытаясь через стекло учуять хлебный дух, на матовую черешню глядишь на лотке... Или вечером в медовом закатном свете... И знаешь, что впереди – потери, потери... – «Ворон с кличкой "Не вернуть"» – и всё равно летишь воздушным шариком в солнечное утро, или в медовом закатном свете...