July 30th, 2018

(no subject)

Когда мы с Бегемотом сегодня выходили из супермаркета, толкая перед собой каждый по телеге – закупки в первый средиземноморский день – не для слабонервных – вино-вода-еда и всякое неедное – меня окликнули стоявшие за нами две тётки : «Извините, это вы на провансальском говорите?»

Вполне французские тётки – ну чо – мы в Провансе – язык непонятный – а что не романский – кто его разберёт, в конце концов...

И покатились наши дни-бочки – эх, помедленнее, кони!

Вчера 900 километров – по пробкам, по гудящей автостраде, по жаре, – а ведь ещё недавно в машине без кондиционера их осиливали – однажды с невзрослой ещё Катей возвращались в жарищу и застряли – я из красной миски, доставшейся Кате в наследство от Нюши, её обливала – благо канистра с водой была с нами – мы с Катей сидели в луже обе, и вдруг пробка кончилась разом, Васька рванул, и миска вырвалась у меня из руки и выпорхнула в открытое окно – нет больше Нюшенькиного наследства.

Цветёт Васькин олеандр у входа в сад – в прошлом году мы его не застали – облетел до нашего приезда.
После зимних дождей сад зарос, жёлтые цветы – так и не знаю как их зовут – круглые соцветия почти шарами – выскочили с клумбы на площадку перед домом, встретились с лиловыми ромашковыми с соседней клумбы и закрыли нам проход к тому месту у дома под тёплым боком, где мы ласты-маски храним.

Мы с Таней уже сплавали поутру – полчаса – как водится, до вида на колесо обозрения в городке Лаванду.
Вечером поедем к оливе – нет, конечно, шансов, что всё-таки выжила она после прошлогоднего – будем новую сажать – но слово «вдруг» никто не отменял.

Утром – подарком к приезду – в роще бегал зайчонок – два раза перескочил через нашу дорожку – куда там Тане за ним угнаться.

А следов прошлогоднего пожара на холмах почти не видно – юг опоминается быстро.

В пятницу нам вместо лунного затмения достались одни тучи – в утешение ночью в мою распахнутую дверь глядел красный огромный Марс.

Когда-то я читала детскую книжку «Великое противостояние» – совсем ничего из неё не помню – но кажется, противостояние было какое-то астрономическое – может, Марс такой красный и большой – это оно и есть?