November 25th, 2018

Париж неделю назад

Мы с Машкой целый день бродили по городу, а телефон-соглядатай всё записывал, потом сообщил нам, что прошли мы девятнцадцать с хвостиком километров.

Вылезли из метро на станции Plaisance в 14-ом районе, возле нашего любимого дома с наскальными росписями.

DSC05750

Collapse )

(no subject)

Время устриц, время листьев, кончилось время желудёвых дождей, исподтишка метко бьющих по башке – бормочется, едучи сквозь строй поределелых золотых пирамидальных тополей, а потом дорога ныряет в лес, над ней буки тянутся друг к другу, и одинокие бесприютные поля, мохнатые коровы, лошади уже в попонах.

Потом деревня с булыжной мостовой, серая церковь – небось, счёт векам потеряла.

Всё ж наши средние широты с винным запахом листьев под ногами, с осклизлой мокрой глиной, с серыми гусями на озере, не обманывают, как не обманывают средневековые календари – четыре спектакля в год обеспечены – длинных тянущихся...

На улиточной ферме живёт два весёлых гуся – один серый, другой белый – два сторожевых гуся –гогочут решительно и воинственно, встречая заезжих молодцов с молодицами.

Уютная хозяюшка в очках – кажется, и с вязаньем, но нет, оно осталось в комнате, когда она вышла к нам в прихожую – там в морозильных ящиках улитки всех видов и мастей – в тесте, в ракушках, с рокфором, с помидорами, а на тёмном буфете фарфоровые улитки и банки с мёдом и вареньем. На прощанье хозяюшка подарила нам красавицу-тыкву. Я пыталась отказаться, говорила, что тыкву мне не разрезать, такую солидную, – а она в ответ – но ведь тыква такая красивая, пусть украшает дом.

Под дождём в нашем лесу на пруду опять встретилась знакомая цапля – кажется, она уж поселилась тут, каждый раз беспокоюсь, а вдруг не увидимся, но она на месте – под дождём на одной ноге на коряге и меланхолично смотрит в воду – как же должно быть ей одиноко под мокрым дождём. Захотелось постоять с ней рядом, сказать, что я вот в гости к ней пришла, и Таня её не обидит. Подслушать бы, о чём она думает. Одинокая печальная под дождём цапля.
И когда же звери и птицы наконец заговорят? Доживём ли?