December 27th, 2018

(no subject)

Просматривая на телефоне новостную ленту, мой взгляд упёрся в фотографию козы (да-да, проезжая мимо станции, с меня слетела шляпа) – на утёсе, на который карабкается море, – козьи копытца уже в воде.

А на второй фотке – нарядный кораблик, красный с зелёным, прыгая в волнах, к торчащей из воды скале с козой подходит.

24-го декабря на острове Уессан в Бретани коза забрела на мысу на скалы, – и тут пошёл прилив – со скоростью, которую во Франции все знают, – приливы на океане и на Ламанше мчатся со скоростью галопирующей лошади.

Коза-бедолага оказалась отрезана от суши. На счастье, какой-то фотограф-любитель (так было в новостях) заметил козу в бедственном положении, позвонил в мэрию, а мэрия вызвала спасательный катер. И когда он уже подошёл, козу смыло в море волной. На кораблике был ныряльщик, – он полез в волны и вывел козу на берег.

Заканчивалось это сообщение о рождественском чуде фразой о том, что козе следовало бы в Сочельник зажечь свечку в честь спасателей на море, – без них не дожила бы коза до Рождества.

***
Мы на этом острове были в июне, провели там часов шесть и твёрдо решили, что приедем ещё раз через год – на два дня.

На острове деревня – вполне живая – как потом мы прочитали в википедии, есть там начальная школа, и деревенский мэр-социалист – учитель, есть супермаркет и библиотека, и врач есть, и ещё какие-то вывески, свидетельствующие о текущей жизни, мы видели. Добираются туда ежедневными катерами из Бреста, а летом и ещё из нескольких небольших портов на континенте, но из них обычно раз, или два в неделю кораблик ходит. А ещё самолётики летают из Бреста, для жителей деревни билет стоит, кажется, около 50-ти евро, а для посетителей существенно дороже.

Из википедии мы узнали, что раз в год устраиваются в деревне фестивали островной литературы, на которые съезжаются с разных дальних островов – хоть из Тихого океана.

Люди жили на этом острове с бронзового века. В галло-римские времена там было две деревни, в каждой больше сотни жителей. В средние века на острове был, помимо деревень, монастырь, и принадлежал остров епископату. В самом конце 16-го века тогдашний владелец, бретонский епископ по имени Roland de Neufville написал про него в своих воспоминаниях, что этот остров – крайне сомнительное имущество – скалы, ветра, бури, не добраться туда нормально, да главное – пираты и всяческие бандиты со всей Европы приплывают, – грабят и всё рушат.

Ну, а ещё на этом острове – матриархат. Мужики оттуда шли в торговый, или военный флот, как вообще свойственно было бретонцам. А женщины с детьми оставались на острове, и были эти женщины решительные и очень большие – с большими руками, большими ногами.

А то ж – жить на продутом острове, где только в одной долинке, в расщелине, растёт лес, – на таком ветру поди выживи, коли ты дерево... И женщинам нужны большие руки и ноги!

Скалы, продутые насквозь луга, и волны в утёсы бьют. И дух захватывает. Мне показалось, что этот остров должен быть похож на не виданную мной Исландию...


2018-06-28 10.58.37-3



2018-06-28 10.58.50-3

Collapse )


2018-06-28 14.22.29-3