October 22nd, 2019

(no subject)

Мы под слабым дождём шли с Маринкой по бульвару Сен-Жермен. Направлялись на выставку «Золотой век английской живописи».

И вдруг увидели шарик. Он медленно летел над тротуаром, на высоте примерно моего носа – нам навстречу – небольшой рыжий шарик.

Я подставила ему руки – сказала: «здравствуй, шарик». А шарик приветственно ответил: «хоп» – и опустился мне в ладони.

Я вела его на верёвочке, и мы шли теперь втроём – с Маринкой и с шариком.

Дождик кончился, шины шуршали по мостовым. Шарик радостно пах резиной – новыми галошами, поскрипывал, как резиновые дельфиньи спины в Эйлате, когда мне удавалось подплыв, до какой-нибудь дотронуться – в дельфиньем заповеднике со свободным выходом в Красное море. Дельфины приплывают туда полакомиться рыбкой, поиграть в мячик, на других посмотреть, себя показать.

Когда мы дошли до Люксембургского музея, я решила, что наверно, шарикам туда нельзя, с шариками нельзя, хоть они и не коты в трамвае. Подумала – и привязала его к кованой решётке перед входом – ну, либо, пока мы будем по выставке шляться, он отвяжется и убежит, либо его украдут, либо дождётся меня мой шарик.

Он дождался. Мы вышли из музея вчетвером – ещё и с Колькой с Юлькой, с которыми мы на выставке договорились встретиться.

Я отвязала шарик, подхватила его, и мы отправились в кафе на Сен-Мишеле – пить горячий шоколад – погода скорей располагала к шоколаду, чем к пиву.

Когда мы уселись за стол, Колька поглядел на мой шарик внимательней, – я-то видела, что на нём какая-то надпись, но шарик поворачивался ко мне другим боком, и я специально его не разворачивала, чтоб не читать – будучи уверена, что мой рыжий приятель, небось, выскочил из какого-нибудь противного фастфудного места, где детям шары раздают.

А Колька прочёл: Stand up for nuclear.

Ой – сказал он – шарик-то с той демонстрации, на которую я б сходил, если б не полное отсутствие времени.

А я про эту демонстрацию не знала – тоже сходила бы, кабы собралась...

Правильный шарик ко мне приблудился!

Теперь он висит дома на гвоздике, увы, носом вниз, почти сдувшийся – радостный решительный шарик.