November 2nd, 2019

Субботнее

Ветер закручивает сухие платановые листья, твёрдые но ещё не жестяные, не хрупкие, не подмороженные. Некоторые взмывают вверх выше дома, выше крыши. Качели застыли в секундном равновесии – листьев на деревьях столько же, сколько их под ногами.

У цветочного магазина подрагивают на ветру цветы фуксии в горшке, и недвижны цыплячье-жёлтые георгины в букете.
Минуты падают будто в песочных часах.

Дочитать книжку? За компом посидеть? Написать то, что давно собиралась, или отредактировать длинный текст, уже больше года тихо пылящийся на компьютерной полке? Или может быть, проверить студенческие задачи? Или немножко поразвлекаться программированьем на питоне? Или с грибами доразобраться? Или курс начать писать, который давно собиралась переделать? С Таней в лес пойти? Да, конечно, в лес – ведь светлого времени так нынче мало...

***
В нашем лесу по дороге к пруду в каштановых листьях – ещё три белых...

***
Сорок лет назад в городе Провиденсе в самом маленьком штате Род Айленд мы ежедневно ждали писем из дому, из Ленинграда. Старая колымага появилась у нас через год, – и из-за этого первая новоанглийская осень прополыхала мимо нас, сверкнув клёнами на пригородных улицах. Пусто было сорок лет назад в городе Провиденсе, и небо казалось с овчинку.

***
А интересно, какова будет наша с Васькой улица лет через 40? Достанут ли до облаков волосатые дубы, посаженные вместо разобранного сарайного типа одноэтажного домика, где помещался детский сад, вместо срубленной рядом с домиком старушки-белой акации? Увы, стенку нашей гостиной, на которой Марья Синявская нарисовала охотников с собаками, в которой Катя выгрызла ямы, наверняка заштукатурят, побелят...

И так безжалостно громко сыплются минуты в песочных часах.