March 29th, 2020

(no subject)

Франкоязычным.

Музей Орсэ, оказывается, давно уже выставляет ролики "une oeuvre, un regard" - пяти-десятиминутные рассказы разных людей - не искусствоведов (есть архитектор, есть художник, есть режиссёр...) - о какой-нибудь важной для рассказчика картине.

https://www.youtube.com/watch?v=LnPMRXOkYrQ&list=PLwUa6C-N-kpYTtd1jMnAPU2M0APdRMsC7&index=2&t=0s

Очень утешительное.

Скучное – просто чтоб отфиксировать

В карантинную субботу я проснулась в 10:20. Надо сказать, что один из друзей по телефону мне сказал – «из положительного – а неплохо так работать, я наконец выспался».

Вот и я, кажется, выспалась.

А что было бы в доинтернетную эпоху? Впрочем, в доинтернетную эпоху, вполне возможно, сказали бы – чудовищный был грипп в этом году, очень много умерло народу. Я только год назад, в её годовщину, узнала, что от испанки умерло больше народу, чем погибло в первую мировую.

Похоже, что работать из дома может больше людей, чем я бы априорно считала. Мне кажется, когда мы вылезем из туннеля на белый свет – доля работы из дома в человечестве изрядно увеличится.

В сутках оказывается очень мало часов – впрочем, это обычно.

Кофе – точней капучино, его варит Бегемот, главный наш капучинщик. Конечно, таких высот как НеКатька, которая варит его в августе в Лё Гау, когда они с Сенькой туда приезжают, он всё ж не достигает, но мне и до его уровня – как до луны. Альбир же пьёт чёрный кофе, и никаким капучино его не соблазнить.

Вот тут – кабы крыльцо, а с него – виноградник, поля, холмы синие, накинул полярку, поёживаясь пьёшь кофе. Ну, или пусть даже балкон...

С Таней в лес – сверкающий нетронутый – на тропинку пытаются забежать ветреницы и дикие гиацинты – и не ступаешь на заговорённые поляны. Над лесом небо, как когда извергался вулкан – не Вицли-Пуцль, но похоже – пусть Илья меня поправит – никаких тебе самолётов. И машины большей частью на приколе – так что – птичье – во всю силу – во всех распускающихся кронах.

Люди с собаками в лесу встречаются – издали машем друг другу, – эгегей.

Собакам – лафа, не сидят одни дома – и многие – каждый день в лес хоть ненадолго.

Для пущей физкультуры и от нелюбви к замкнутому пространству – спуск-подъём без лифта – быстрей, ещё быстрей.

Дома – омовение рук – куда там леди Макбет! Потом еда – и вот уже третий час – чёрт подери – и за комп – пытаемся с Альбиром очередную мою книжку сделать – называться будет «Овальный стол» – о разных людях. На стадии редактуры, переписыванья, компоновки – сначала как-то откладывала – не взяться – а вчера пошлО-побежало – и куда как слишком быстро наступил вечер.

Возникло у меня желание поразвлекаться с готовкой – обычно ж только то, что за десять минут – потом сунул в духовку – вынул – всё ж не бежать – а за стол. А вчера на ужин сделала почти по рецепту (ну, совсем по рецепту я не умею) андивы (торжественные эндивии по-русски) с ветчиной. Сашка, мне понравилось больше, чем в том ресторане в Лёвене!

И вот уже 10 вечера – и только-то очередную серию Гарри Поттера посмотреть – фильм, конечно, не хорош, но всё равно ж – воспоминанием, желанием перечесть. А Альбир и не читал целиком, так что ему пояснения приходится выдавать.

Потом опять за комп – и ночь ночная – и время переведут – светлые вечера начнутся.

***
Воскресенье – предпонедельник – со всякими рабочими хвостами разобраться, а то завтра не разгребусь.

Бегемот завален проверками, помимо прочей работы, от компа не отходит. Альбир пьесу заказанную пишет – с изумлением смотрю, как он и в самом деле пишет на бумажках, и на компе уже потом – а я-то вообще письменный шрифт чуть не забыла...

Сейчас вот радостно сказал, что песню к пьесе написал. На бумажке.

За окном ухабистое серое небо, тополь гривой размахивает. Думаю, до листьев ему ещё несколько дней. И половина первого по летнему времени – в лес пора.