May 8th, 2020

(no subject)

Я всегда говорила, что прелесть ЖЖ ещё и в том, что можно очень легко путешествовать во времени и заново узнавать, когда именно расцвела в чужом садочке сирень в каком-нибудь там запылённом году.

И вот для книжки, которую мы с Альбиром готовим, я проглядываю свои записи. Надо же – всё-таки память моя – это какая-то прям донна Ослабелла! Читаю и думаю – ну, надо же, как я могла забыть!

В апреле 2008-го, когда были мы в Дордони с Гастереей и Осликом, и приходили к нам на испечённые Гастереей пироги наши любимые хозяева Анри и Моник, я записала:

«Моник, когда Гастерея чихнула, сказала вот что

A vos souhaits
Que dieu te bénisse
Et qu’il te donne un nez
Aussi gros que ma cuisse»

Спрашивается, как я могла такое забыть?

Ты, можно сказать, чихнул, – а тебе желают не просто, чтоб тебя бог благословил, а ещё, чтоб он тебе выдал нос с ляжку произносящего пожелание!
На удивление благочестивый народ – французы!

(no subject)

Альбир тут поинтересовался, кошерно ли яблоко (ну, интерес был у него шкурный – его скорей интересовало, щитаю ли я, что от того, что он сожрёт яблоко с мёдом, он сразу потолстеет).

Я предложила ему обратиться к Грише – совершенно очевидно ведь, что кошерность связана с кошками и котами. Им её и определять!

Нельзя переоценить роль кошачества в формировании человеческого языка, – во всяком случае, русского, – кошелёк, к примеру, уж не говоря о роскоши и тем более о натуральном роскошестве.

Услышав нашу беседу, кошка Гриша воодушевилась. Но тут вредный Альбир, относящийся к Грише с нездоровой критичностью, заметил, что бывает ещё и КОШМАР. Гриша удалилась, презрительно дёрнув гораздо более длинными, чем у Будённого, усами.