October 25th, 2020

(no subject)

В Люксембургском саду мальчишка лет трёх в зелёных резиновых сапогах шлёпал по лужам – ни одной не пропустил – с наслаждением втопывал в каждую сверкающий сапожок. Чуть поодаль бабушка с дедушкой.

Вдруг почти непрерывная череда луж кончилась, дорожка сухая под ногами. Мальчишка покрутил головой, а дедушка азартно воскликнул: «да вот же, гляди, вон там», – указывая пальцем на лужу чуть поодаль – с другой стороны аллеи. Мальчишка побежал в лужу, а на дедушке не было блестящих сапог, так что пришлось ему воздержаться.

Клёны красные, гингко жёлтые, а дурацкие пальмы в кадках прислонились к стенке и брезгливо листьями покачивают – что это за такие средние широты.

Мы с Бегемотом ездили в гости к Федерико – моему приятелю и коллеге родом из Колумбии, с женой Камилой, родом из Эквадора. Они недавно сняли квартиру у самого Люксембургского сада. Выходишь – на обсерваторскую аллею с моим любимым фонтаном, похожим на итальянские, – кони, люди, мокрые конские морды.

Маленькая, конечно, но из очень мной любимых парижских квартир – с окнами до полу, с деревянными скрипящими полами, с высокими потолками.

После обеда пошли погулять и выпить кофе в двух шагах от дома – в кофейне, где экспрессо получше среднего итальянского – я не знала, что такой кофе в Париже вообще водится. Федерико очень методичный, – у него оказался файл с парижскими кофейнями, где хороший кофе – штук сорок, разбросанных по городу, – он их отметил звёздочками – от одной до трёх. И их почти поддомное кафе – прилавок, да пара столиков на улице – ещё и не самое лучшее.

Отец Камилы – капитан дальнего плаванья, и через неделю ребята помчатся в Гавр – папин корабль меньше, чем на сутки зайдёт в порт.

А потом мы ехали домой под тёплым, временами мощным, ливнем.

Когда время переводят, вечерняя темнота разом превращается во тьму.

Я была из тех немногих, кто проголосовал, чтоб время продолжали менять – я так не люблю зажигать свет по утрам… Но скорей всего время всё-таки переводить перестанут, к щастью у нас проголосовали за вечное летнее – не отдадим бесконечных июньских вечеров.

Но июнь ещё далеко. А пока недвижны во тьме светящиеся окна дома напротив.