January 8th, 2021

(no subject)

Шли мы с Таней вокруг пруда, на солнце в облачных дырках глядели – иногда сквозь ветки, а иногда сквозь воду. Потом стало очень медленно смеркаться.

Думала я почему-то о двух никак не связанных вещах – перескакивая с одной на другую… О «новой этике» и об отпечатанных на сетчатке картинках и их символическом значении – личном и общем. Где имение и где вода? Почему Фома с Ерёмой? А хрен знает…

Про новую этику знаю, почему думала, – пост вчера у Любы Гуровой прочитала.

Запишу – не для споров – смысла в них обычно нет – будто разговариваешь со своей льдины с человеком на другой, и льдины всё дальше разъезжаются, и уже и не слышно друг друга, одно эхо, да слабый взмах руки.

Вот жило человечество много веков, по-разному, – с грязью, с кровью, с альтруизмом, с подвигами, с экстазом, с литературой, с искусством… Со всем на свете.

И постепенно вырабатывалась гуманистическая этика – с человеком – очень разным человеком, со всей его грязью, кровью, потрохами, дурными мыслями, альтруизмом, любовью – с человеком Петей, Васей, Машей – в центре. С таким как есть человеком, с тем, что «мы все вышли из Шинели», с ужасной жалостью к человеку, с «над вымыслом слезами обольюсь»… С совершенно немыслимым грехом доносительства, когда Фёдор Михалыч высказывал сомнения в том, что зная о готовящемся теракте, он бы смог донести…

И тут большевики – буржуазный гуманизм они заклеймили, мораль стала классовой, интерес к отдельному человеку угас, интерес стал групповой, классовый, а классы – хорошие, похуже и вовсе плохие… Доносить стало хорошо и правильно.

Прошло некоторое время…

И тут – новая этика. Доносить – отлично. Интересны не Петя, Вася. Маша с их грязью, кровью, любовью и ненавистью, а группы, к которым они принадлежат – по расе, по сексуальной ориентации, ещё, наверно, по какому-нибудь кочану, или кочерыжке… Есть жертвы, а есть обидчики. Жертвы правы всегда и во всём, и жертвой можно самого себя назначить. А кто не согласен – тот занимается victimblaming.

И большевики, и новые моралисты борются с совершенно реальной несправедливостью. Большевики в начале двадцатого века боролись с огромной несправедливостью – общество было закрытым, социальный лифт работал из рук вон плохо, и главное, как ценность вовсе не декларировался. Вырваться из своей по рождению социальной среды было фантастически трудно. В современном мире в разы проще…

В гуманистической идеологии человек в идеале прежде всего отвечает за себя сам, и за других, с ним связанных, и вину ищет прежде всего свою. Типичный вопрос человека гуманистической этики: где, что я сделал не так? Просыпаться ночью от чувства вины – нормальное дело. Искать, не где перед тобой виноваты, а где ты виноват.

В новой этике – ищи обидчика – конкретного, или общество.

В гуманистической этике – слишком серьёзное к себе отношение – грех. В новой – её основа.

В гуманистической этике детям рассказывают о чужих страданиях, и сочувствие вырабатывается через боль, через реальное со-чувствие.

В новой – от боли надо ограждать…

Ладно, я завожусь и морализирую – не статью ж пишу, и не на спор нарываюсь, упаси боже, только не на спор – «бессмысленный и беспощадный»…

В стране, образовавшейся в результате победы большевизма, я жила первые 25 лет жизни. До победы новой этики я не доживу, она ещё не завтра.

И я известный оптимист – и на новую этику найдётся проруха – придёт следующее поколение, и возможно, протянет руку нам, и мы в могилах посмеёмся-похрюкаем от удовольствия.

Большевики загубили уйму народа. Новые моралисты не убили никого, и жизнь испортили всего лишь считанным людям. И при этом у меня шевелится сочувствие к большевизму, и никакого к новой этике. Наверно, потому, что большевики боль знали, что за свои идеи готовы они были платить – правда, увы, жизнями не только своими, но и своими тоже. Их схематический человек в схематическом мире хотел сломать человека реального – как Бармалей из Айболита 66 – «я вас всех счастливыми сделаю». В новой этике схематический представитель схематической группы не о счастье печётся, а о вполне буржуазном благополучии…

***
Да, просто для уточнения – по не-сегодняшним представлениям я левых взглядов – в собственно, главном для меня смысле – всех надо лечить и учить, всем, рождённым в плохой социальной среде, необходимо всячески помогать из неё выдраться. Я безусловно за фору при поступлении – не по цвету кожи, не по полу, не по сексуальной ориентации, а для способных выходцев из плохих школ плохих районов.

По тесту «кем бы ты был в 17-ом году» вышла меньшевиком-пораженцем.

***
А написала я это, потому что всё ж неправильно ходить на цыпочках, чтоб никого не обидеть, в своём собственном пространстве. Я почти всегда долго сдерживаюсь, а потом оно всё ж прорывается…