February 23rd, 2021

(no subject)

Шла я с Таней по весеннему лесу и – сто лет со мной не бывало – нарвала немного жёлтых, вырвиглазных почти что, чистяков. Название не больно, впрочем, печёночница – ещё хуже – а какая синяя красавица. Бурундуки повылезли. Одна парочка прямо у Тани перед носом появилась откуда-то из-под корней мощного платана, и стали они по стволу носиться. Таня взгляд оторвать не могла. Застыла.

А я радио слушала – по France culture цикл передач про Висконти.

Две передачи я уже пропустила, ¬– эта третья, а цикл из пяти передач. Надо сказать, я не знала, что Висконти родился в Милане во дворце – и как нам сообщили, в этом дворце были слуги, чьей обязанностью было открывать и закрывать бесчисленные окна. Он из старой миланской аристократии.

Куски из интервью передали – ну, такое всегда интересно. А потом разговор с критикессой – это было менее интересно – слишком много неубедительной деконструкции. А что в "Смерти в Венеции" – предчувствие первой мировой войны – я и сама могу догадаться. И про то, что Висконти эстетически имеет отношение к Прусту, тоже. Но про два очень интересных обстоятельства я не знала. Оба относятся к «Смерти в Венеции» – одному из моих любимых фильмов всех времён и народов.

Я думала, что это Висконти по каким-то своим соображениям заменил Манновского писателя на Малера, а оказывается, Томас Манн имел в виду Малера – рассказ «Смерть в Венеции» – отклик на его смерть.

И ещё одежда Тадзио – он там несколько раз меняет купальные костюмы, и они, как критикесса сообщила, подчёркнуто разных времён. Вот этого я не заметила вовсе.

А когда мы уже выходили из лесу, нам встретилась вежливая ворона, Во рту она держала не сыр, не кусочек одеяла, а палочку. Она к нам с этой палочкой подошла совсем близко – обычно вороны, завидев Таню, взлетают и сварливо её сверху обкаркивают – а эта ворона (воплощение вежливости) выплюнула палочку Тане под ноги – ну, а потом, конечно, взлетела на дерево.