May 19th, 2021

(no subject)

Кто бы мог подумать – май у нас стоит, как когда-то август в Эдинбурге.

Небо – то вдруг – десятиминутным душем окатит, а то и градом чуть-чуть поплюётся, и опять – синее выскобленное до блеска, и только где-то там ходят зубчатые чёрные тучи.

В Эдинбург мы отправились, потому что Джейка пригласили на летнюю школу по физике.

Поселили участников в пустой студенческой общаге. Там стояли обогревалки, которые без стеснения всю зиму жрали студенческие мелкие деньги – кинул монетку, погреешься, а не кинул – на себя пеняй. Но это зимой, а летом – отключены обогревалки – хоть на улице и 15 градусов, и промозгло, и одеяла тонкие. Так что случалось и в свитере в кровать залезать.

По утрам был несъедобный завтрак – в восьмидесятые в Англии было трудно найти съедобную еду в общепите, и в Шотландии не лучше. Бак с коричневой жидкостью, которая называлась кофе. Знаменитый в те времена итальянский теорфизик Феррара выходил в огромную холодную столовку – небритый, похожий на крестьянина из неореалистического фильма – смотрел на этот бачок, вся морда у него сморщивалась, он явственно сплёвывал без слюны, – и убирался восвояси, – сосисок, плавающих в жиру с ошмётками помидоров, он тоже не ел.

Хоть денег у нас тогда мало было, и мы в теории рассчитывали на университетскую еду – «кушайте, гражданка, уплочено» – на практике мы в середине дня, вместо того, чтоб идти на ланч, отправлялись гулять по городу, и уж там где-то что-то перехватывали. Однажды в каком-то фиш-энд-чипсовом месте мы увидели человека, который разговаривал с каждым кусочком картошки перед тем, как его в рот отправить. Очень было занимательно, хоть осталось неясным, отвечали ли ему чипсы – если что-то они и говорили, то совсем негромко.

С великим удивлением мы узнали, что страшно нам понравившаяся готическая башня Вальтера Скотта – девятнадцатого века – а что чёрная, так это закоптилась – долго ли в индустриальной Британии.

Что ещё было в Эдинбурге? Концерт Менухина – когда в гулкой церкви он играл на одинокой скрипке Баха… Огромных размеров красавец-красный гриб, которого Джейк нашёл на лесной воскресной прогулке – отошёл с тропинки пописать – и вот же. После такой находки Джейк стал то и дело отходить пописать – но, увы, больше красных ему не попалось. А ещё нас свозили на кораблике на птичий остров – и у самого галдящего на разные голоса скалистого островка вдруг из воды высунулась усатая интеллигентная задумчивая моржья морда – поглядела на нас и убралась восвояси…

В лесу лужи, лУжки и лужищи. Местами топко. Трава, звездчатка – по пояс. Поднебесные каштаны цветут. Тане после леса приходится лапы мыть. Май, мокрый прохладный месяц май.