May 27th, 2021

Почти на правах рекламы

В Иерусалиме есть книжный магазин. В ФБ он называется Бабель. Книги. Иерусалим. Заведует им Yana Bukchin, и устраивает она сетевые лекции, самые разнообразные – и про историю, и про живопись, и про музыку, – в общем, про культуру… Насколько я поняла, очные лекции с трансляцией в сеть тоже бывают.

Стоит билет 50 шекелей.

Как-то раз Сашка (gasterea) отрекламировала в ФБ лекцию византолога Сергея Иванова. Я его уже когда-то, благодаря Юльке, которая у него училась, на Арзамасе слушала, и конечно, помчалась.

Оказалась не одна лекция, а целый цикл о разных сторонах византийской жизни – увлекательный невероятно.

А вчера была лекция Саши Окуня о питерском андерграунде семидесятых годов.

Тема – очень мне близкая. В семидесятые мы ходили по квартирам и по домам культуры на все выставки неофициальных художников. И кое-какие картины Саши Окуня я помнила из постоянной квартирной экспозиции Ильи Беспрозаного, к которому можно было прийти по рекомендации – картинки посмотреть, а ещё иногда послушать чтение вслух из «Континента».

Я чуть посомневалась – а стоит ли записываться на эту лекцию про то, что и так знаю, но решила попробовать.

И это было не просто потрясающе интересно, а ещё и удивительно родное – вот такой вот человек прямо оттуда – из того времени. С которым шли параллельными путями, живя в разных странах (он в Израиле), и с этим общим прошлым.

И Васькино прошлое, о котором он много рассказывал, прозвучало – конец сороковых – художник Арефьев, которого все звали Орех, Алик Мандельштам… Васька был в этой компании.

Саша Окунь выставлялся на первой ленинградской не-квартирной выставке во дворце культуры Газа на Охте, а мы были в толпе зрителей, ждавших на морозе, чтоб на полчаса пустили поглазеть.

Лекцию Саша иллюстрировал репродукциями – и так он их замечательно подобрал, так выигрышно – картины и ровесников, и людей постарше.

И отдельным бонусом – как было приятно слушать человека, который не пытался втюхивать, что Кабаков или Комар с Меламидом – это замечательное искусство…

(no subject)

Стало тепло, и сразу вдруг ясно, что вот-вот зацветут липы, просвеченные насквозь вечерним солнцем.

Когда-то на этой широченной травяной аллее мы с Васькой и с Катей повстречали ворону.

Не по дедушке Крылову и не по его предку Лафонтену сыра у вороны не было ни кусочка, но зато – булка была – чуть не полбагета. Ворона нас увидела и решила, что булка её в несомненной опасности, надо улетать, хватая имущество. Только где ж полбагета сразу ухватить – она быстренько оторвала от него половину и улетела за липы. Потом вернулась за остатком, – мы честные, не украли.

Ну, а у сегодняшней вороны кусок булки был поменьше, она его сумела в один присест утащить – и не на землю положила – уселась со своей булкой на липу и глядела победительно на по земле ходящих.

На пруду изысканное вечернее собачье общество – от мелкого белого в рыжих пятнах терьеристого пса до громандного леонберга – человек восемь собак. Леонберг, белая овчарка, спаниэль плавали, Таня, известное дело, только с людьми в воду идёт…

А когда мы возвращались, уже в еле обозначенных не сумерках даже, в предсумеречности, когда солнце высвечивает каждый лист – по другой стороне аллеи под липами – велосипед с фонарём на раме – «и запоздалый грузовик, как лёгкий ангел, без усилья» – велосипед с горящим фонарём под солнечными липами – всадника я почти не приметила – а могла бы и яхта под парусами проскользнуть в вечернем сиянье.