June 12th, 2021

(no subject)

Я пытаюсь наверстать – фотографирую каждый неизвестный цветок, каждый куст в plant.net – и определяю, определяю.

Файл завела – латинское название, французское, русское, семейство. И обязательно фотку из сети.

Вот оно – истинное имя – поймался, который кусался!

Но нет – ведь дальше – запомнить, узнавать в лицо – и тут заминка. Когда я считала пестики и тычинки, искала шпорец и завязь – ну, как о них не подумать, обо всяких там Линнеях, чьими улицами усыпан Латинский квартал. Держишь в руках цветок, препарируешь его, запоминаешь какие-то общие семейственные свойства – вот бобовые-мотыльковые – парус-лодочка-вёсла – и сразу узнаёшь так устроенный цветок, даже не путаешь с губошлёпами губоцветными.

А теперь фотка отправляется к тысячам фоток, - по каким-нибудь ключевым точкам ищет общее искусственный интеллект? Совершенствуется при помощи machine learning ? – и ответ в секунду – но я-то тут причём? Или Ламарк какой? Им тоже плохо пришлось – все их деления на семейства – «Калугина сложили пополам и выкинули его как сор.»

А на семейства делят генетически. И птицы – это динозавры, и у динозавров, дианозавров – как их почтительно звал давно умерший друг Димка – у них, оказывается, не крокодилья чешуя, а перья.

Ну, и как теперь запоминать названия, если работу за тебя делает искусственный интеллект-распознаватель образов? И все эти шпорцы и завязи – важны ли?

А ещё карты – предпутешественная радость, и даже маленькая поездочка немножко путешествие – карта продрана на сгибах, и знаешь, кто на западе, кто на востоке, какая дорога куда поворачивает…

Нельзя одновременно иметь beurre et l'argent du beurre, но как же хочется…

Я не луддит какой, и если что люблю в нелюбимом нынешнем времени, так это развитие медицины и интернет – что ж, наверно, надо с чувством, с толком, с расстановкой почитать про разные семейства, и что в них как, – и учить как стихи имена… Ну, а карты я любить продолжаю – пешеходные, подробные... Старые, на сгибах порвавшиеся…

Вот у Васьки после одной моей прогулки, когда он дома сидел, ждал, не мог уже долго ходить…

***
Пешком по лесу – на скорости хоть до нашей эры,
Хоть восемнадцатого века:
Вот и кажется огромным этот квадрат,
В котором поместились три деревни
Ручей, бегущий в невидимую реку,
Да пара церквей...
И тишину усиливают то
Голоса лягушек, то звоны цикад.

Как в лесу уместилась в какие-то три часа
Бесконечность разных пейзажей?
На таком-то малом пространстве?
Где шаги предлагают много больше картин, чем конь или велосипед?
А уж если глядишь с самолёта взлетающего – то странно даже:
Точка «А», точка «Б», а между ними и вовсе ничего нет!

Так, вместился бал Воланда
В ювелиршину пятикомнатную квартирку...
Банально, что истинное пространство
Только пешему человеку дано,
Что полёт проделывает во времени
Вовсе ненужную дырку:
Точка А, точка Б...
Что и где?... Да не всё ли равно?

А за лесом осёл заорал... До чего ж непохоже
На эхо, взрёвывающее над лётным полем,
Кроликов аэродромных страша...
И то, что было лесным пейзажем,
Что раскидывалось так не спеша,
Превращается на глазах в лоскуток шагреневой кожи...

2 июня 2012