July 1st, 2021

(no subject)

Мы вышли из лесу на деревенскую улицу – домА там на склоне – за зеленью, за полями светилось море.

Возле одного из домов женщина, примерно моя ровесница, подстригала кусты. С тонким лицом, сама поджарая, как благородная гончая. Увидела Таню и пустилась в беседу – сначала с Таней, а потом и с нами.

Минут пятнадцать мы болтали – узнали, что её отец итальянец, совсем юным попал во Францию, перед войной от Муссолини ушёл через горы. Нередкая история. А мать бретонка. И всю жизнь она в Бретани живёт – и с такой нежностью она говорила о пейзаже. Про то, что зимой ещё лучше, чем летом, – такой тут лёгкий свет, изысканный.

Я не спросила, чем она занимается, по манере, по речи интеллигентная женщина.

Тем временем у неё в саду из-за дома вышли пёстрые куры, Таню мы посадили на поводок. Потом появился из уличной травы её кот. Она ему предложила в ознакомительных целях как следует поглядеть на собаку.

А потом мы пошли дальше, на береговую тропу – очень спортивную, с большими перепадами высот. В густом лесу. Море на нашем полуострове со всех сторон – с этой ближней к нашему дому стороны – узкий Брестский залив – чуть в дымке Брест просвечивает.

Потом мы вышли из лесу на окраину следующей деревни. Там на поляне на взгорке пара столов со скамейками с видом на море. Вечерний медовый свет из-под облаков лился. Мы лениво сидели за столиком. Потом на парковку пониже нашего взгорка подъехала машина, из неё совсем молодой мальчик вышел с большим бумажным пакетом. Поздоровался, уселся за второй столик чуть поодаль, достал пиво, жареную картошку, бутерброд и уселся ужинать, глядя на море.

Мы ушли раньше, чем он закончил трапезу, прошли через деревню, увидели будочку, где он своим ужином обзавёлся, дальше пошли. Июньские бесконечные вечера – домой мы пришли в половине десятого, и ещё было светло.

***
В двух шагах от нашего дома ферма. Мари-Этьен нам рассказала, что занялись хозяйством там молодые ребята. Коровки, сыр. Раз в неделю Орели печёт хлеб, можно заказать у неё. Мари-Этьен с Роже с уверенностью сказали, что можно туда пойти в любое время, кто-нибудь же на ферме будет. Их там трое – двое мальчишек и Орели, девчонка.

Пришли мы туда ранним вечером. И – никого. Сарайчик, домик. Ещё сарайчик, явно в нём и продают всякое-якое. Коровы пёстро-чёрные поблизости пасутся.

Вроде написано, что продают сыр с пяти до восьми, а вот же – нет никого.

Постучали-покричали. Потом я толкнула одну из дверей, она подалась. Мне навстречу откуда-то из внутренних помещений вышел пёс – размером с полслона. Ничего не сказал – голову нагнул – одно ухо вверх, другое вниз: «что вам угодно?».

Я дверь тут же захлопнула, явно не предполагалось, что кто-нибудь выпустит пса во двор.

Так и ушли несолоно хлебавши.

Потом мы нашли в сети телефон, и выяснилось, что только по вторникам у них продажа.

Во вторник мы получили заказанные два литра молока, глаза разбегались, глядя на разложенные на отдельном столе хлеба. Сыр тоже купили. Мой знакомец слоно-пёс был на верёвке привязан у соседнего дерева – ну, чтоб не мешать торговле. Когда мы пришли, кто-то уже был, а когда уходили, приехала ещё одна машина.

Ребята совсем молодые – ну, лет по 25 – по речи – голову даю, что вполне образованные. Разнообразные хлебА мальчик, который с нами беседовал, описывал с большим воодушевлением.

А ещё он считал в уме – очень бодро складывал, не пользуясь калькулятором на телефоне.

***
Сегодня мы шли вдоль речки, – с песчаными берегами – из болотца через пляж и в море – и цапля шла по речке – по воде, высоко поднимая длинные цаплиные ноги. Кабы не то, что Таня помчалась к ней, долго мы бы вместе шли. Но взлетела – маленькая белая цапля – а почему-то полёт завораживает меньше, чем когда цапля, поднимая ноги, бредёт по воде.