September 17th, 2021

(no subject)

Почему-то только пару дней назад мне в голову пришло, что «свет мой зеркальце» нарушило неписаное соглашение. Заслужило, чтоб его в крапиву забросили.

В конце концов, Белоснежка имела право на собственное зеркальце, но это-то было мачехино! Каждому существу такое зеркальце, я щитаю, положено.

***
С мыслью о зеркальце у меня странным путём ассоциаций связалась передача о надписях на стенах в Сикстинской капелле. Оказывается, до 19-го века не приходило людям в голову, что на стенах писать не очень-то хорошо, а тем более на чужих фресках, – и вовсе плохо.

Приехать в Ватикан и расписаться на Микеланджело совершенно было comme il faut. К примеру, Николя Пуссен так поступил. А ещё художникам, приехавшим в Италию приобщиться к Возрождению, случалось вместе обедать «в греческом зале, в греческом зале». Женщина, которая об этом рассказывала, провела год в Риме, изучая старые граффити.

И надо сказать, я этим художникам позавидовала – пообедать среди картин, похлопать фрески по плечам, – ну, это ж совершенно иной уровень знакомства, чем у нас теперь выходит… Не очередь к застеклённой Моне Лизе.