mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

почему-то сегодня опять бормочется Walcott, хоть и дождя-то нет...

Remember childhood? Remember a faraway rain?
Yesterday I wrote a letter and tore it up. Clouds carried bits under
the hills
like gulls through the steam of the valley to Port of Spain;
then my eyes began to brim from all the old ills
as I lay face-up in bed, muffling the thunder
of a clouded heart while the hills dissolved in ruin.
This is how the rain descends into Santa Cruz,
with wet cheeks, with the hills holding on to snatches of sunlight
until they fade, then the far sound of a river, and surging grass,
the mountains loaded as the clouds that have one bright
fissure that closes into smoke, and things returning to fable
and rumour and the way it was once, it was like this once . . .
Remember the small red berries shaped like a bell
by the road bushes, and a church at the end of innocence,
and the sound of la rivière Dorée, through the trees to Choiseul,
the scent of hog plums that I have never smelled since,
the long-shadowed emptiness of small roads, when a singed smell
rose
from the drizzling asphalt, the way rain hazes the chapel
of La Divina Pastora, and a life of incredible errors?


пер. В. Бетаки

Помнишь детство? Помнишь дождь, шуршавший вдали?
Вчера написал я письмо и тут же порвал в клочки.
Ветер унёс обрывки с холмов, и порхали они,
как чайки в Порт-оф-Спейн над долиной реки;
глаза наполнились старыми горестями до краёв,
будто лежу я в постели кверху лицом
и смотрю – низкие руины остаются от тающих в дожде холмов,
и всё пробую заглушить сердца смурного гром  – 
это дождь накатывается на Санта-Круз, следа не оставив от синевы,
щеки мокры, за последний луч солнца ухватываются холмы,
пока не исчезнут, а потом – далёкий шум реки, волны травы,
тяжелые горы… Тяжёлые облака тканью лиловой тьмы
последнюю яркую трещину затягивают, и мир
спешит возвратиться к мифу, к зыбкой молве,
к тому как было уже однажды, да,  было однажды…
Помнишь похожие на колокольчики красные ягоды в траве,
кустарники вдоль дороги и церковь в конце неопытности,
и шум ля ривьер Доре, сквозь деревья слышный едва,
запах свиной сливы, которую с тех пор я ни разу не нюхал,
длинные тени на маленьких пустых дорогах, где сквозь асфальт – трава,
от мокрого асфальта подымается варёный
запах, и повлажневший воздух ненадёжен, зыбок,
а потом дождь зачёркивает часовню Ла Дивина Пастора     
и жизнь, состоящую из невероятных ошибок?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments