mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:

имеет прямое отношение к эссе, помещенному пару дней назад...

Sylvia Plath

Point Shirley

From Water-Tower Hill to the brick prison
The shingle booms, bickering under
The sea's collapse.
Snowcakes break and welter. This year
The gritted wave leaps
The seawall and drops onto a bier
Of quahog chips,
Leaving a salty mash of ice to whiten

In my grandmother's sand yard. She is dead,
Whose laundry snapped and froze here, who
Kept house against
What the sluttish, rutted sea could do.
Squall waves once danced
Ship timbers in through the cellar window;
A thresh-tailed, lanced
Shark littered in the geranium bed ---

Such collusion of mulish elements
She wore her broom straws to the nub.
Twenty years out
Of her hand, the house still hugs in each drab
Stucco socket
The purple egg-stones: from Great Head's knob
To the filled-in Gut
The sea in its cold gizzard ground those rounds.

Nobody wintering now behind
The planked-up windows where she set
Her wheat loaves
And apple cakes to cool. What is it
Survives, grieves
So, battered, obstinate spit
Of gravel? The waves'
Spewed relics clicker masses in the wind,

Grey waves the stub-necked eiders ride.
A labor of love, and that labor lost.
Steadily the sea
Eats at Point Shirley. She died blessed,
And I come by
Bones, only bones, pawed and tossed,
A dog-faced sea.
The sun sinks under Boston, bloody red.

I would get from these dry-papped stones
The milk your love instilled in them.
The black ducks dive.
And though your graciousness might stream,
And I contrive,
Grandmother, stones are nothing of home
To that spumiest dove.
Against both bar and tower the black sea runs.


МЫС ШЕРЛИ

От кирпичной тюрьмы и до водокачки
Прибой пересыпает гравий гремящий.
Груды снега теснятся, как тучи.
В этом году вода, перепрыгивая волнолом,
Всяческий мусор тащит
На кладбище щепок за прибрежным льдом.
Наваливается море неряшливое
На песчаный двор, на старый бабушкин дом.

Во дворе на песке грязная груда льда.
Умерла та, чьё бельё хлопало тут на ветру,
Как листы железа.
Та, что заботу о доме не выпускала из рук,
Против своеволия моря воевала всегда.
Как-то на клумбу герани пляшущий шквал
Пробитую гарпуном акулу закинул вдруг,
И корабельный шпангоут через окно в подвал...

Весь этот сговор стихий упрямых
Она сметала в кучу грозной метлой.
Но вот уже двадцать лет,
Как никто не защищает этот дом седой.
Она кормила его из рук, спасала
От  прибоев и прочих бед –
До сих пор не вымыло солёной водой
Лиловые голыши, вмурованные её рукой
В стены, в которых море выгрызло ямы.

Никто не зимует теперь в доме.
Забиты окна,
На которые она хлеба
И яблочные пироги студить ставила...
Но что за дух тут выжил, чья теплится тут судьба,
Кому до этого дома дело, чьё это горе?
На этом упрямом пятачке гравия –
Только обломки, выблеванные морем,
По двору перекатываются под ветром мокрым.

На серых волнах чайки качаются сонно.
Труд, полный любви, – и весь пропал он.
От мыса Шерли, крошку за крошкою,
Отгрызает море мало-помалу.
Она умерла благословлённая,
А я, как прохожая, –
Мимо обломков, залапанных шквалами
Моря злобного и криворожего...
И тонет за Бостоном кровавое солнце.

Из этих иссохших камней, которые ты наполнила
Неизречённой твоей благодатью
Щедро, как молоком –
Я всё равно сумею достать её,
Напоят меня камни...
И ещё о том
Должна тебе сказать я, что эти камни
Для голубки белопенной – никакой не дом...

К решёткам и к башне рвутся чёрные волны.

перевод  В. Бетаки
Tags: Плат, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments