mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:

Фотографии чуть позже

Нам в Бретани в этот раз очень повезло.

Даже дождики и дождищи проливались по ночам.

Правда, однажды во тьме мы попали под лёгкий приятно-прохладный душ в постели – пришлось закрывать окно и распахивать стеклянную дверь напротив.

И океанская вода была тёплой. В первый день я час плавала с маской, правда, в гидрокостюме, но в лёгком – без рук, без ног, без головы.

Подводный мир в Бретани совсем не похож на средиземноморский – он бутылочно-зелёный с блёстками, а не сияющий сине-золотой.

Подводные густые леса, кроны колышатся, где-то в глубине рыщут зверерыбы, а иногда и лист рыбой прикидывается, и слабенький неуют между лопаток – никого, кроме чаек с бакланами над водой, а в воде – кто же знает.

По дну, по песку среди ракушек и камней на опушках подводных лесов бродят крабы – медленные, твёрдо-бородавчатые с паучьими ногами – так и называются – крабы-пауки.

И на скалах под водой колонии звёзд – на Средиземном море звёзды – от розовых до бордовых, – в Бретани чаще всего белые громадные.

Мы плыли к просторному бурчащему гроту, и вдруг со скалы сорвалась чайка и спикировала прямо на бегемочью башку – он плыл на спине, и чайка затормозила в нескольких сантиметрах от бегемотского носа, но не улетела восвояси – кружила, орала и устрашала – прочь – кричала – от моих детушек.

Ну, а потом на наш полуостров напал большой ветер, раскачал море, и оно сердилось, плевалось, шипело, подскакивало высоко-высоко и шмякалось громко, брызгаясь пеной. Чаще всего пена бывала белой и искристой, как ей и положено, но в некоторых местах зелёной, суповой, водорослевой – её хотелось снять шумовкой.


Пляжи приходили и уходили – всё-таки не понимаю, как луне удаётся столько моря таскать за собой – оно билось и водоворотилось у скал, которые за час до того стояли прочно на песке и до воды от них было шагать и шагать по плотному и слежавшемуся, а потом неожиданно это твёрдое начинало булькать изнутри, и шевелилось живое под пятками, и надо было уносить ноги.

Мы прыгали в длинных волнах у песчаных пляжей, то бодали их, то шлёпались.

Ходили по приморским тропам – сосны, вереск, съедобный, нагретый запах папоротника – далеко внизу бутылочное море, гранитные скалы – чёрные, серые, красные, дюны, осока, голубой, палевый, розовый песок, сколько хватает глаз, полукруглые бухты, ограниченные скалами.

В деревнях прозрачные колокольни, яркие, вырвиглазные, может, от пропитанностью солью, цветы, и не жалеют синей краски – двери, оконные рамы. Синее на белых гладких стенах, синее – на серых, шершавых, каменных.

По вечерам – лужайка перед домом, розовый куст, море – там, внизу, слышное и видное, очередной длившийся дольше века и кончившийся в одну минуту день.

Вот боюсь, что и не побываю я никогда на далёкой Амазонке, потому что срастаюсь, потому что уезжая от себя, хочу к себе опять, и этого «у себя» уже так много...
Tags: Бретань, география, дневник, из окна, прогулки
Subscribe

  • (no subject)

    Очень, по-моему, умное печальное интервью Цветкова.

  • У Ишмаэля

    Вечер, утра не дряннее, вечер, платежа красней. Оторвавшись от корней и от всего, что знал Линней, по подтайному подснежью, обнажившему нутро, день…

  • У Ишмаэля

    Опять зима. От торжествуя и обновления пути уставший, по полю плыву я, снежком сжимаемый в горсти, по бывшей площади - Исусе! - преображённой в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments

  • (no subject)

    Очень, по-моему, умное печальное интервью Цветкова.

  • У Ишмаэля

    Вечер, утра не дряннее, вечер, платежа красней. Оторвавшись от корней и от всего, что знал Линней, по подтайному подснежью, обнажившему нутро, день…

  • У Ишмаэля

    Опять зима. От торжествуя и обновления пути уставший, по полю плыву я, снежком сжимаемый в горсти, по бывшей площади - Исусе! - преображённой в…