mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:
Вчера у green_fr и sasmok мы впервые посмотрели нтв-шную передачу «Намедни» – два года из тридцати, 73-ий и 68-ой.

Чрезвычайно интересно.

Отличная идея – представить каждый год с 61-го по 91-ый достаточно длинной телепередачей – куски хроники, – политической, культурной, бытовой, – комментарии специалистов.

Передачи эти в некотором смысле претендуют на охват эпохи, вроде бы, те, кто сильно моложе, должны иметь возможность по ним представить себе время.

Большая дыра – практически отсутствует жизнь, не попадавшая в официальные хроники. То, что в официозе было освещено, ведущий (забыла, как его зовут) переосмысляет.

Но не в таком уж малом кругу людей основой жизни, её повседневной тканью были события, происходившие «за кадром». Телевизионная жизнь не такое уж большое отношение имела к жизни реальной.

Ну, и в результате картина в «намедни» получается не просто однобокой, она получается куда более тоскливой, печальной, глупой, чем была.

......

Имело бы смысл показать не только исполнителей шлягеров, но и бардов, – их пели, захлёбываясь, казалось, они формулируют самое главное, и их слова становились словами поколения.

Зимние электрички, пропахшие лыжной мазью, в которых бренчат на гитарах, не меньшая деталь жизни, чем Николай Сличенко, поющий цыганские песни в театре Ромэн.

Выход Цветаевой в библиотеке поэта, выход Пастернака с предисловием Синявского, «Мастер и Маргарита» в журнале «Москва», «Иван Денисович» – всё это события первостепенной важности.

А самиздат, «эрика берёт четыре копии», армия нас, тюкавших на машинках Мандельштама и Бродского, квартирные выставки и первые официальные выставки художников – не-членов-Союза – всё это не просто неотъемлемые элементы эпохи – это ещё и то, почему жизнь не была невыносимой, не проходила под радиодолдонство о колхозе «Красный кто-то-там», собравшем столько-то центнеров пшеницы с гектара.

Ведущий вполне грамотно осветил вторжение в Чехословакию, но – со стороны. Вряд ли понимает он, что это было для нас, живших тогда. Меру отчаяния, ярости, ненависти.

Мне было 14. И я себя собой помню – с того августа.
Усть-Нарвский пляж, люди выходят вечером смотреть на закат, в руках спидолы, из них вражеские голоса – Анатолий Максимочич Гольдберг с бибиси – родной и любимый человек для скольких советских граждан?

Разговоры, разговоры, надежды...

Потом 21-ое августа, я встречаю маму на автобусной остановке.

Она выходит с громадным арбузом – без улыбки – глаза тоскливые – вошли.

Разговоры, разговоры, – надежд больше нет.

Что до значения литературы, помню – из какого-то довольно раннего детства – прихожу из школы, наверно, во вторую смену училась – папа с мамой на кухне, папа вслух читает, на меня чуть не шикают. Это вышли «Носороги» Йонеско – не так мало таких книг было – потрясших и определяющих.

Кстати, в передаче о 68-ом был сюжет о четырёхтомнике Хэмингуэя, – но тут опять я огорчилась.

Ведущий рассказал чистую правду о том, что в приличных домах висели фотографии «старика Хэма», и посмеялся над этим. У нас, кстати, тоже висела.

Только ему, ведущему, кажется, что дело только в моде, – и опять пропасть, трудно человеку, тогда не жившему, кожей почувствовать, каким глотком воздуха был Хэмингуэй – не первые ли прочитанные советским читателем книги, где герои принимают решения, исходя из долга не перед абстакциями, вроде родины и родного завода, а перед друзьями и любимыми, – свободные, отвечающие за себя и близких люди.

Хэмингуэй прорвал плотину, – после десятилетий пустозвонства и одической чуши, «борьбы лучшего с хорошим» – появились русские шестидесятники.

...............
В сухом остатке – эти очень интересные передачи – сделаны глазами постороннего, и мне очень жалко, что не глазами очевидца...
Tags: полемика, пятна памяти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 205 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →