mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Контекст (малосвязные попытки формулировок).

Недавно я разговаривала о нём с Синим Кроликом.

Начали мы с Окуджавы, с попытки найти у него песни, которые что-то скажут человеку, находящемуся вне контекста времени, когда они писались и пелись.

Естественно, дальше разговор стал более общим. Я настаивала на том, что контекст в любой литературе невероятно важен, и вне контекста нет восприятия, Синий Кролик же склонялся к тому, что самое великое – именно вне.

Через неделю по чистой случайности мы поговорили о том же с tarzanissimo, он тоже настаивал на том, что чем более контекстуально, тем менее крупно.
.....

Для меня не только в литературе, но и в жизни – контекст – чуть ли не самое важное.

Время – это цвет трамваев, троллейбусные усы, запах антоновки на сентябрьском рынке.

И какая была погода в день, когда произошло что-нибудь страшное или хорошее.

Поэтому я очень люблю Трифонова – он насквозь контекстуален. Магазин мясо и парикмахерская на месте сада с георгинами в «Долгом прощании», Ганчук, после избиения на факультете жадно жрёт пирожное в кондитерской. Натруженные, исковерканные тяжёлой работой руки деда-потомственного интеллигента в «Обмене».

Советская цензура оттачивала работу с контекстом.

В очень мною любимой книге «До свиданья, мальчики» герой, от лица которого повествование, уезжает из родного города поступать в военное училище - на дворе 30-ые годы.

Его мать, советская деятельница местного масштаба, опаздывает на вокзал.

«Она шла от головы поезда. Она, наверно, понимала, что опаздывает, и потому шла от головы, чтобы не пропустить мой вагон. Поезд медленно катился, и слышно было, как буксовал паровоз. Я спрыгнул на перрон и побежал навстречу маме. В толпе не так-то легко было ее найти. Мы столкнулись неожиданно и обнялись. Мимо катился мой вагон. Сашка с Витькой кричали и протягивали мне руки. Я встал на подножку. Мама шла рядом, подняв ко мне лицо. Из-под кепи выбивались влажные седые волосы, и по вискам текли струйки пота. Мама начала отставать, вагон выкатился из-под вокзального навеса на солнце, мама шла и смотрела на меня и к концу перрона вышла впереди всех. Я помню маму на конце перрона в ее черных туфлях с перепонками, в канареечного цвета носках и длинной юбке. Ноги у мамы были как мраморные: белые в синих прожилках. Больше я маму никогда не видел, даже мертвой...»



И не надо подробней, подробней – лишнее, тут эпоха – от детских канареечных носочков на седеющей женотделке до её гибели в 37-м году, и одиночество, и конец детства, в котором «всей земли одна шестая» – лучшее место на земле. И страшный ледяной ветер.

А всё – затекст-контекст.
....

В результате упомянутых разговоров я сформулировала, что такое в моём понимании постмодернизм, и почему я, как правило, его не люблю.

Постмодернизм – это насильственный отрыв (или, как предложил _oldy_, подмена) контекста.

Недаром постмодернисты так любят эпосы – самые бесконтекстные произведения в литературе.

Берёт Джон Барт за основу «Тысячу и одну ночь», или какой-нибудь греческий миф, добросовестно пересказывает сюжет, лишает его исторического контекста и привносит псевдосовременный, торчащий костью в горле.

И ещё одно – игра на противоречии метода и материала.

Сорокин добросовестно-соцреалистически описывает поедание говна, Комар с Меламидом рисуют картины, которым место в пионерской комнате, только у юных пионеров головы Дзержинского и кого-то там ещё, не упомню.

На мой взгляд, метод механистический, может сработать один раз, но делается фабричным и, по-моему, уже в силу полной фабричности, малоинтересным.

В конце концов, Даниэль написал ещё до всякого постмодернизма повесть о дне открытых убийств – по радио обычной бубнёжкой объявили, что один день в году будет разрешено убивать, ну развивается сюжет, приходит славный день, потом по радио объявляют результаты по республикам, Эстония план недовыполнила...

Неплохая повесть, хотя и не бог весть что – достаточно обычный сатирический приём. При этом Даниэля по сути интересует, как будут вести себя нормальные люди в бредовых обстоятельствах, так что контекст – попросту шестидесятые.

В постмодернистском же варианте из очень похожего и вполне избитого сатирического приёма возникает говноедство Сорокина – не психологическая проза, а слащавый соц. реализм – но ублюдочность метода не привносит интересного. Чего огород городить непонятно – ну, сложил два не подходяших друг к другу кубика.
.....
Есть, есть замечательные писатели с примесью постмодернизма – Эко и Лодж.

Только ведь у обоих происходит не отрыв от контекста и надевание вместо контекста примитивной маски, а создание своего – причём богатейшего.

Поэтому и Эко, и Лодж – всегда смесь «честной прозы» и иронического изыска, нет «Маятника Фуко» без мальчика с трубой, а в романе Лоджа « Nice works » литературоведка, изучающая производственный роман 19-го века и попадающая в сюжет того самого производственного романа, только в 20-ом, этот сюжет проживает.

Ну, а уж то, что Грааль – это старая чашка отца Баудолино, не вызывает никаких сомнений.

Постмодернизм, вызвавший у меня всяческую симпатию – перевод «Одиссеи», сделанный Анри Волохонским.

Я читала только отрывок о Циклопе, и как же бедолагу-Циклопчика жалко! Припёрлись в чужой дом, сожрали еду, ещё и глаз выкололи – тьфу, какие мерзавцы.

Так или иначе, и Эко, и Лодж, и Волохонский попросту вольно пользуются историческими реалиями и чужими текстами, то есть воспринимают культурную реальность столь же живо и лично, сколь и реальность пейзажную, бытовую, социальную – так это ещё Мандельштам делал – Пенелопа вышивает, дружинники шарфы носят.

И вижу я, вижу эти развевающиеся шарфы в лунном свете!

По-моему, высокий уровень обращения с контекстом – необходимое условие хорошей литературы.

Увы, не достаточное всё же – а то величайшим произведением оказалась бы «Школа для дураков»...
Tags: литературное, полемика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 74 comments