mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Category:

Мысли по поводу...

В ответ на это

В девятнадцатом веке натуралистами назывались люди, которые отлавливали зверя, убивали, расчленяли и подробно описывали его строение, а заодно и повадки.

Сейчас мы называем натуралистами людей, которые подолгу живут со зверями, превращаясь для них либо в незаметную часть пейзажа, либо в друзей.

В девятнадцатом веке и в первой половине двадцатого охота была частью культуры.

Сейчас для всё большего числа людей, особенно молодых, охота неприемлема.

В девятнадцатом веке война не воспринималась большинством цивилизованного человечества, как кровавый бесжалостный кошмар.
Собственно, я не знаю, кто, кроме Толстого, так воспринимал войну.

В девятнадцатом веке нормально было драться на дуэли.


А сейчас в детском саду объясняют, что не надо ловить бабочек и насаживать их на булавки.


Я не ратую за вегетарианство. Человек так или иначе будет есть мясо. Я только за то, чтоб предназначенные на съедение звери и птицы короткую отпущенную им жизнь были счастливы – гуляли по травке и радовались. И чтоб не успевали испугаться смерти.


Дважды я видела, в Дордони и в Бретани, как люди до последней возможности держали старых коров, не дающих уже молока. Коров выводили на луг, ухаживали за ними, дарили им последнее лето...

Зимой держать корову, от которой никакой пользы, очень дорого. Позволить корове умереть своей смертью могут разве что люди, у которых коров очень много. Кстати, у Херриота есть история об этом – о корове, которую крестьянин в довоенной бедной Англии не смог отправить на бойню...

Наша дордоньская хозяйка Моник рассказывала мне, каково это – отправлять на мясокомбинат корову, которую телёнком выкормила из бутылки...

А охотник убивает из любви к убийству. В лучшем случае, просто при полном отсутствии эмпатии с живым.

Я не о племенах, живущих охотой и не о лесниках, которым может придтись уменьшить популяцию. Я об охоте для развлечения.

Если б охотникам просто нравилось выслеживать, красться за зверем, подбираться к нему поближе, они бы охотились с фотоаппаратами.


Меня совершенно не интересует, рискует ли на охоте сам охотник. Он выбрал. Зверь не выбирает.

Люди на лошадях, гонящие ополоумевших от ужаса оленей – стоит один раз такое увидеть, чтоб этот олений смертный ужас проник в тебя. Собаки, гонящие беспомощных зайцев. Люди, стреляющие влёт по уткам... Охотник, со страху убивший медведицу в Пиренеях...

И ещё слово есть – подранки. Горестное слово.

Джейк мне рассказывал, как он бросил охотиться.
Как многие мальчишки в Новой Англии, он гонялся за кроликами с луком. И однажды не убил, а ранил. И кролик перед смертью на него посмотрел...

Есть законы, регулирующие убийство на бойне – звери не должны мучиться...

Когда-то мы с Джейком купили подводное ружьё. После многих неудачных выстрелов Джейк случайно попал в маленькую рыбку, и она – развалилась пополам.

Больше мы с ружьём не плавали.

Нам хватило одного превращения живого в неживое...
Tags: звериное, полемика, пятна памяти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 137 comments