mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Продолжение игры в ассоциации

Слово от lena_shaginaмост.



«Расстояние: версты, мили...
Нас расставили, рассадили»

Вздыбленный! В белую ночь. Дворцовый или Лейтенанта Шмидта.

Я всю ленинградскую жизнь прожила на Васильевском. И метро открылось, когда я уже училась в школе.

– «Не вызвать ли такси?» – «А до мостов успеем?»

Моя любимая подруга Ленка жила на Петроградской. У самого Кировского моста. У неё день рожденья 29-го мая. С утра мы отправились на Ситный рынок и купили себе помидор – азербайджанский – по 8 рублей килограмм. Один. Съели его вдвоём – с солью, без хлеба.

Потом готовили, накрывали, потом – почему-то на первом курсе мы были интеллигентными хорошими девочками и мальчиками, решительно не склонными к бесчинствам, дебошам и глупостям, вроде танцев – наверстали мы после окончания института – ни одной пьянки не обходилось без варварских плясок, прыжков –непременно что-нибудь билось – любимая тарелочка ленкиной мамы со стенки, стеклянная дверь, вонзая осколки в руку, так что доблестному сразу после первого Меда врачу скорой помощи, одному из нас, пришлось оказывать эту самую скорую помощь...

Мы вывалились из ленкиной квартиры, на том самом рассвете, который в четыре утра. И ждали моста на петропавловском пляже с ослепительным солнцем на зажмуривающихся глазах.

Это было в 78-ом. Мы уже знали, что уедем. Всё было решено и раскручено. И я говорила своему другу, а ленкиному мужу Борьке – «Я не понимаю, как я уеду. Как я буду обходиться без сирени на Марсовом поле.»

Борька справедливо отвечал: «Ты не в мае всё это себе представляй, а в ноябре.»

Если меня спросить неожиданно – назови значащие для тебя города, и в каждом что-нибудь одно – если по хронологии, чтоб не обижать никого – Ленинград, Вильнюс, Рим, Флоренция, Венеция, Париж.

«только чёрный буксир закричит посредине реки, исступленно борясь с темнотою»

Остра Брама, залитая солнцем, нос шевелится от щекотного весеннего запаха, расстёгнутая куртка, а чуть позже – Святая Анна на закате – из кирпичной – кровавая.

Рим – нет, на Рим не хватит одной картины – Рим – летнее утро, высоченная стена у Тибра, цветушие олеандры, ящерицы на набережной в траве, кошки на Ларго Аргентино, гигантские пинии в маленьких садах, нет, причём тут Рим – я про мост, про Рим потом, про Рим не перестать – опять уже два года не была...

Закат у церкви Сан-Миниато – красный купол внизу, и башни, «к всечеловеческим, яснеющим в Тоскане». А мне хочется – к синеющим – они синие, тосканские холмы...

Тишина, оглушающая уши – ступеньки перед вокзалом, водяной плеск.

Маленькая площадь с платанами посредине, почти замкнутая – Contrescarpe – под платаном клошар с воздушным шариком и бутылкой шампанского – день рожденья у него. Белое пиво в стакане, собаки – лабрадор понюхал что-то у фонтана, пробежал пудель – «...но есть покой и воля», – не знаю уж, как со счастьем

.........

И – смыкается круг – «...мосты, словно кони, – по ночам на дыбы».

«Останься на нагревшемся мосту, роняй цветы в ночную пустоту, когда река, блестя из темноты, всю ночь несет в голландию цветы»

«Когда войдёшь на родине в подъезд, я к берегу пологому причалю»

Самое красивое из человеческого виденное мною в Америке – мосты. Я не люблю небоскрёбов, нью-йоркские улицы пригибают меня к земле. Утомляют, нога заплетается за ногу, когда я бреду по ним бесконечным, задрав голову кверху. А вот мосты – железные летящие...

Недалеко от Гавра, возле огромного моста через устье Сены, растёт облепиха.

Le pont des Arts – «Si, par hasard: Sur l'pont des Arts: Tu croises le vent, le vent fripon ...»

Париж плывёт к этому мосту – узкий лодочный нос острова Ситэ прямо на него направлен, а шпиль Нотр Дам – мачта.

Джаз на мостике между Ситэ и Сан-Луи – белое-розовое-лиловое цветение – человеческий голос саксофона. Самая сексуальная на свете музыка – саксофон. Ну, а если Армстронг – ну, тут уж и вовсе сказать нечего – только мурлыкать и умирать.

Гигантский мост через устье Луары – по свидетельству tarzanissimo

«По радуге бледного моста
Уходят в небо машины,
А радуга – только в три цвета,
Крутая, как этот мост.
Дорога уходит в небо,
А в небе давно я не был,
Но помню: бретонские сосны –
Над облаком в полный рост.»


Мы с мамой и с подругой Олей ждали под мостом Володарского лодки Бум-Бурум с двумя папами и с нашими младшими. Их всё не было, не было... Мы же не знали, что мотор то и дело глох. Костёр из палочек разожгли. Когда наконец Бум-Бурум появился (я вот только не помню, назвали мы его Бум-Бурумом сразу или чуть позже?), и мы с Олей погрузились, – лодка осела по самые борта – но наша отважная мама помахала нам рукой, и мы отплыли...

Я слишком поздно повезла родителей в Италию, мама почти не сумела обрадоваться... Если б на год раньше...

Сейчас мне кажется, что во всём том путешествии по-настоящему хорошо было ей один раз – мы стояли на мосту, ведущем на Isola Tiberina – и медовый фонарный свет на чёрной воде...
Tags: всякая всячина, пятна памяти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 63 comments