mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Ещё о демократии

Книжка Казуо Ишигуро « The remains of the day » написана от лица английского дворецкого, служившего у вовлечённого в политику лорда.

Чудесная, на мой взгляд, книжка, тонкая, печальная. Первые страниц тридцать некое ощущение странности не покидает – что нам Гекуба? Какое дело нам до размышлений английского дворецкого? Но потом это недоумение бесследно проходит, я оторваться не могла и с сожалением закрыла.

Я собственно не о книжке – я о демократии.

Дело происходит в 56-ом году, лорд Дарлингтон умер, поместье купил богатый американец, и дворецкий тоже перешёл к нему – американец пожелал приобрести настоящее английское поместье с настоящим английским дворецким.

Существенная часть книги – воспоминания дворецкого Стивенса о славном прошлом.

Лорд Дарлингтон, которому дворецкий служил верой и правдой, очень сочувствовал Германии после её разгрома в первую мировую. В доме собирались политические деятели, происходили те негласные встречи, которые часто предшествуют официальным. Приезжали немцы. В частности, герр Рибентропп.

Естественно, общество 56-го года относится к Дарлингтону крайне отрицательно, в печати его называют фашистом, что кажется дворецкому Стивенсу крайне несправедливым – если и было у Дарлингтона маленькое увлечение фашизмом, еврейку-служанку выгнал, так только под дурным влиянием одной приятельницы, а потом раскаивался...

И вспоминает Стивенс, как однажды вечером после обеда вызвал его Дарлингтон в гостиную, где он беседовал с двумя приятелями, выпили немало.

Один из гостей Дарлингтона, мистер Спенсер, обратился к Стивенсу – «Друг мой, не могли бы вы нам помочь, мы тут один вопрос обсуждаем, нам ваше мнение важно?»

«Как вы думаете, наш внешний долг Америке играет существенную роль в уменьшении экспорта? Или это ложный след, и всё дело в золотом запасе?»

Стивенс с достоинством ответил, что помочь в решении этого вопроса он не может, хозяин и гости с трудом сдерживали смех.

Тогда Спенсер осведомился о том, улучшится ли экономическая ситуация, если удастся заключить соглашение с большевиками. Что имел в виду Лаваль в своей последней речи?

Убедившись, что и тут Стивенс помочь не может, Спенсер обратился к Дарлингтону и второму гостю – «разве удивительно, что мы при нашей парламентской системе, когда решения принимаются несколькими миллионами «добрых людей» вроде Стивенса, не можем справиться с трудностями?!»

На следующее утро, когда Стивенс чистил щёточкой фамильный портрет, в комнату вошёл Дарлингтон, которому явно было неловко – сказал, что ему очень стыдно за своё и своих гостей вчерашнее поведение, но что из трёх сидящих за столом один (сэр Леонард) был убеждён в необходимости демократии. И Спенсер обязан был доказать сэру Леонарду, что в сложном современном мире демократия невозможна. Стивенс тем самым послужил великой цели.

«Может быть, демократия годилась для старинного простого мира, но не для сегодняшнего, в котором решения должны приниматься профессионалами. И Англия как всегда позади всех, вот уже Германия это поняла, и Италия, и даже большевистская Россия...»

...

Так вот.

И в самом деле поразительно, что демократия работает, что все страны, в которых можно жить с достоинством, где человек защищён от произвола властей, демократические. Загадочным образом множество разных некомпетентностей складываются и достаточно часто выбирают меньшее из зол.

Ну, кроме тех случаев, когда выбирают большее... А тогда мы обычно говорим, что страна для демократии не готова. И это чистая правда. Только всё остальное ещё хуже.
Tags: Казио Ишигуро, книжное, литературное, полемика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 210 comments