mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Пару недель назад мы были у Наты.

Удивительно, как мы привыкаем к тому, что в 90 человек уже не совсем человек. Каждый раз удивляемся, когда видим просто "нормальность" - без скидок на возраст.

А каково в девяносто терять? Чем старше, тем больше потерь - теряют друзей, которые уходят совсем, и ещё, наверно, трудней терять друзей, от которых остаётся оболочка.

Ната тяжело больна. В прошлом году у неё вырезали рак прямой кишки - врач колебался - в девяносто четыре операцию? А прошло прекрасно. На следующий день после наркоза ей было трудновато говорить по-русски по телефону, а через день прошло.

За год два воспаления лёгких, одно только что. Её сын, врач, говорит, что не знает других людей её возраста, которые оправились бы от такого.

А сейчас метастазы в лёгких. Растут потихоньку.

Она плохо себя чувствовала, не спала ночь, задыхалась - хочется верить, что всего лишь последствия пневмонии.

Впервые обед приготовила не сама, пришла живущая неподалёку дочка. Впервые позволила нам вымыть посуду. Но ватрушку всё-таки испекла.

А за три дня до того, как мы у неё были, она играла в своём клубе в шахматы. Турнир. И выиграла. Команда проиграла, потому что из пяти человек выиграли двое. По лестнице трудно подниматься - один пролёт. За ней заезжают на машине, но этот пролёт - тяжело.

Болтали о том, о сём - о последней Гонкуровской премии, о странной истории в Чаде, о том, что вот-вот у Наты родится очередной правнук - полунегритёнок, и есть уже правнук полуяпонец.

О том, о сём. О том, что Ната вот-вот отправится на île de Ré, с дочкой, вышедшей на пенсию, в дом, где на всех приезжающих вечно не хватает места. Сын Серёжа там живёт постоянно, работает в Ларошели. Ната говорит дочке - ненавязчиво, так, что стыдно не делается - "моя комната скоро освободится".

И о том, что пробудут они с дочкой на острове до февраля, и там будут праздновать девяностопятилетие. И о том, что жалко, что у неё нет компьютера, и она не пользуется интернетом.

Рассказала нам, как к ней приходил в гости религиозный еврей из их шахматного клуба. Пришёл в пятницу и ушёл несолоно хлебавши, потому что никто не шёл мимо, кто б ему дверь в подъезд открыл, на кнопочку нажал. А когда Ната высказала ему своё изумление, что вообще можно так жить, он прислал к ней раввина. И раввин ходил по квартире и что-то бормотал, а ей неловко было его выставить, она только ему вежливо объясняла, что в бога не верит.

В больнице перед операцией у неё спрашивали, не нужен ли ей священник - рассказывает об этом и пожимает плечами - как это людей не унижает такая зависимость.

Когда-то много жизней назад Ната училась рисовать - рассказала нам, что бросила перед войной, когда пропала папка с работами, оставленная в аудитории Ecole des beaux-arts.

Преподавала в лицее русский язык, жила с мужем в Африке, потом в Бретани.

И теперь квартирка с крошечной кухней, с книгами и шахматными трофеями.

В каком-то разговоре: "Бродского я плохо знаю, почти ничего не знаю наизусть".

Звала нас на остров. Прощались - до февраля.

Папа говорил, что завидовать Нате - это как завидовать какому-нибудь олимпийскому чемпиону, ну, по прыжкам, например, - что толку, не прыгнешь, как Брумель.

Папе был 81 год. И скидок делать не приходилось...

Как всё-таки оскорбительно зависеть от каких-то там печёнок-селезёнок. И как невообразимо, что может попортиться мозг.

Какие-то оседающие бляшки - и всё, и нету, они есть, а тебя нету - такого и не представить...

И ничего - живём, радуемся, несмотря на подстерегающие опасности. И Ната в свои почти 95 живёт и радуется, и знает, что её время ограничено совсем жёстко.

И играет в шахматы, и пишет мемуары и читает, и на море глядит...



























Tags: Ната, истории, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 113 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →